Алекс Кремер: Молдова — тигр в закрытой клетке

Алекс Кремер: Молдова — тигр в закрытой клетке

Глава Всемирного Банка в Молдове Алекс Кремер  рассказал, из-за чего произошел спад в экономике Молдовы, почему в республике не было роста цен в этом году, как в Зимбабве, и какие молдавские банки вызывают у Всемирного банка опасения.

Алекс Кремер: Молдова — тигр в закрытой клетке

— Господин Кремер, Всемирный Банк сделал не очень оптимистичный прогноз развития экономики Молдовы. Что необходимо для того, чтобы экономический спад сменился подъемом?

— Мы спрогнозировали, что ВВП Молдовы в текущем году сократится на 2%, и мы продолжаем придерживаться этого прогноза. Спад обусловлен снижением экономической активности в России, из-за чего ВВП Молдовы сократился на 4,6%.

Экономические показатели следующего года останутся на прежнем уровне, может быть, будет отмечен небольшой рост за счет роста в сельском хозяйстве.

Рассчитываем, что в 2017 году трудности, которые переживает Россия, сойдут на нет, и в Молдове начнется экономический рост, который скажется на развитии местной экономики.

Мы говорим только о кратковременных колебаниях, но если посмотреть шире на общую картину, в Молдове можно ожидать серьезного экономического роста только после проведения структурных преобразований в сфере государственного управления и в результате проведения реформ. Например, мы подсчитали: если бы власти Молдовы могли сдерживать коррупцию, так как это сделали в Словении и Эстонии, то ее экономика была бы на 25% больше, чем сейчас.

— Насколько оправданны высокие ставки по кредитам в Молдове? В других странах, чтобы оживить экономику, снижают ставки, а в Молдове Нацбанк увеличил ставку рефинансирования, что неминуемо привело к подорожанию кредитов, которые как воздух нужны молдавскому бизнесу. Считаете ли Вы оправданными меры НБМ по «сжатию» экономики в условиях кризиса?

— Высокие процентные ставки по кредитам, из-за которых страдает молдавский бизнес, — это меньшее из двух зол. В январе-феврале после банкротства трех коммерческих банков для того, чтобы нивелировать последствия мошенничества в банковском секторе, Нацбанк был вынужден «влить» в молдавскую экономику сумму, равнозначную 10% от ВВП.

БОльшая часть средств «вылилась» на валютный рынок и привела к обесцениваю лея, что неминуемо повлекло за собой рост цен. Чтобы обуздать инфляцию, Нацбанк был вынужден прибегнуть к жесткой монетарной политике. В противном случае, темпы инфляции ускорились бы и лей обесценивался бы гораздо быстрее.

В 90-х годах я жил в Зимбабве, в то время правительство этой страны и местный Нацбанк приняло решение удерживать инфляцию на низком уровне, чтобы простимулировать бизнес. Последствием этой политики стала гиперинфляция. С тех времен у моего сына в качестве сувенира осталась банкнота достоинством 10 млрд. зимбабских долларов.

— Парадоксально, но для выхода из сложившейся экономической ситуации Всемирный Банк настаивает на повышении тарифов на тепло- и электроэнергию в Молдове. Но повышение тарифов приведет к снижению покупательской способности граждан и к новому витку спада в экономике. Как Вы объясните это требование Всемирного банка?

— Да, действительно, Всемирный банк консультировал правительство по вопросам тарифов на тепло- и электроэнергию, и эта информация сейчас общедоступна на нашем сайте. На самом деле, пересмотр тарифов не был обязательным нашим условием для поддержки молдавского бюджета.

И, тем не менее, мы настоятельно рекомендовали пересмотреть тарифы. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять, насколько это необходимо. Сегодня энергоснабжение в Молдове намного надежней, чем в прошлом. За те 14 месяцев, что я живу в Молдове, я стал свидетелем только одного перебоя в энергоснабжении и это произошло из-за ЧП: дерево упало на линию электропередач. Пока я жил в США, перебои были гораздо чаще.

Это стало возможным только благодаря тому, что энергокомпаниям удалось модернизировать энергосистему за счет капиталовложений на протяжении последних 10 лет. Чтобы у них была возможность инвестировать и дальше, им нужны доходы, которые бы покрывали их затраты.

Хотел бы отметить, что наиболее неотложным является пересмотр тарифов теплоснабжающих компаний. Чтобы компании оставались жизнеспособными, тарифы кишиневских ТЭЦ должны быть пересмотрены, чтобы они могли оплачивать счета за газ, иначе Кишинев ожидает холодная зима.

Мы, разумеется, озабочены тем, как скажется повышение тарифов на малоимущих слоях населения. По нашим оценкам, в случае пересмотра тарифов уровень бедности повысится на 1–2%. Поэтому мы настоятельно рекомендуем, чтобы правительство усилило социальную помощь, самые уязвимые и малоимущие должны получить компенсации.

Пересмотр тарифов — это неотложный, но не глобальный вопрос. В долгосрочной перспективе необходимо создать прозрачный и конкурентный рынок энергетики.

Например, для нас до сих пор остается большим пробелом и дырой в нашем анализе —информация о том, по каким ценам «Энергоком» покупает и продает электроэнергию. На чем базируются цены, неизвестно. Схемы, по которым формируются цены, должны стать прозрачными и регулироваться надлежащим образом.

В будущем оптимальным вариантом было бы присоединение молдавских электросетей к румынским и создание конкурентоспособного энергорынка европейского типа.

— Всемирный банк также рекомендует властям Молдовы продолжить постепенное увеличение пенсионного возраста. Насколько это необходимо?

— Ежегодно разрыв между размером пенсионных взносов и пенсионными выплатами становится все больше. Счета, по которым должно платить государство, растут. В то же время коэффициент замещения (соотношение средней пенсии к зарплате — прим. ред.) тоже увеличивается. Кроме того, продолжительность жизни жителей Молдовы постепенно растет. К тому же, в Молдове выходят на пенсию раньше, чем в других странах региона.

Поэтому мы рекомендуем увеличить пенсионный возраст, а сэкономленные средства направить на повышение пенсий, чтобы снизить разницу между доходами и впоследствии получаемой пенсией. Лично я на этот вопрос задал бы встречный вопрос: «А хорошо ли, когда люди выходят рано на пенсию, но получают мизерные выплаты?».

— Всемирный банк совместно с Европейской комиссией перестали поддерживать молдавский бюджет. Когда будет возобновлена поддержка и от чего это зависит?

— Всемирный банк продолжает утверждать новые проекты, которые будут направлены на благо рядовых граждан Молдовы. Например, недавно была утверждена программа реконструкции сельских дорог, а сейчас мы утверждаем новый пакет инвестиционых предложений для молдавских фермеров.

Но в конце 2013 года мы действительно стали предупреждать правительство о том, что в банковском секторе есть проблемы. С апреля 2014 года мы стали говорить, что мы больше не будем поддерживать бюджет, пока власти не начнут устранять недостатки в банковском секторе. Нелогично предоставлять финансовую помощь правительству через переднюю дверь, когда есть риск, что через заднюю дверь могут унести гораздо больше денег. Наши опасения оказались не напрасными.

Сейчас, правда, лицензии трех обанкротившихся банков все-таки были отозваны, Нацбанк принял шаги по усилению надзора в банковском секторе. Когда эти меры будут выполнены и мы будем уверены, что в Молдове действует надежная макроэкономическая программа, а это мы определим совместно с нашими коллегами из МВФ, тогда мы возобновим поддержку бюджета.

— С какими коммерческими банками Вы работаете и каким банкам доверяете?

— Могу сказать, какие помидоры я предпочитаю или какую люблю селедку, но я не буду вам рекомендовать коммерческие банки. Извините.

— В Молдове после скандала с кражей миллиарда были закрыты три коммерческих банка. В результате, происходит укрупнение банков, которые фактически контролируют одни и те же лица. Не вызывают ли у Всемирного банка опасений ситуация на банковском рынке?

— Мы очень обеспокоены тем, что банкротство трех банков, которое мы наблюдали, — это еще не конец истории. Поэтому мы рекомендуем провести детальный аудит в оставшихся трех крупнейших молдавских банках: Agroindbank, Moldindconbank и Victoriabank. Мы будем внимательно следить за результатами проверок, которые проведут государственные органы и даже готовы им оказать свою помощь.

— Вы работали экономическим советником по линии Евросоюза в Зимбабве. Расскажите о Вашем опыте работы в этой стране. В 2008 году эта страна побила абсолютный рекорд инфляции. В 2008 темпы инфляции составили 231 миллион процентов в год. Цены росли каждые полтора часа. В итоге, страна отказалась от местной валюты и перешла на американские доллары. Как Вы думаете, может ли Молдова превратиться в европейскую Зимбабве?

— Вы должны понимать, что в то время политическая ситуация в Зимбабве очень сильно отличалась от Молдовы, поэтому я бы не стал проводить параллели. Но стоит отдать должное Нацбанку Молдовы, которому удалось сдержать инфляционное давление, связанное с обесцениваем лея. Можно придать импульс экономике, ослабляя лей, но Нацбанк проводил жесткую монетарную политику, результаты которой в долгосрочной перспективе благотворно скажутся на уверенности инвесторов, инфляции и экономическом росте.

— Вы занимали должность главы ВБ в Киргизии. Что общего и чем Киргизия отличается от Молдовы?

— Незадолго до того, как я покинул Центральную Азию, в одной из газет я рассказал о том, почему я восхищаюсь достижениями жителей Киргизии. После революции и ожесточенных боев на юге страны им удалось стабилизировать экономическую ситуацию в стране. Они выжили на фоне самого быстрого в Европе и Центральной Азии роста цен на продукты питания. Мне доставляло удовольствие жить среди людей, преисполненных решимости преодолеть те проблемы, с которыми они столкнулись. Я надеюсь, что через два-три года я напишу похожую статью о Молдове. Но если бы мне пришлось ее написать сегодня, я вряд ли бы смог ее написать.

— Всемирный Банк, как и другие международные институты и доноры, оказывает серьезную поддержку Молдове. Хотелось бы узнать, как Всемирный Банк оценивает сегодняшнюю политическую ситуацию в стране? Каким должно быть новое правительство, чтобы Всемирный банк сел с ним за стол переговоров? От чего это зависит?

— Стране нужно правительство, как компании — менеджер, а магазину — кассир. Нужен управляющий экономикой. В Молдове нужно проделать еще очень много работы, намечено очень много реформ, которые должны облегчить ведение бизнеса, которые повысят качество образования и здравоохранения. Для реформ нужно правительство, у которого есть политическая воля, которое могло бы принимать важные меры.

— Представим гипотетически, что в Молдове пройдут досрочные выборы и большинство в парламенте получат партии левого толка, симпатизирующие России, вроде «Нашей партии» и молдавских социалистов. Продолжит ли Всемирный банк сотрудничество с молдавским правительством?

— Чего хотят жители Молдовы? Больше рабочих мест, «чистой» экономики, хотят, чтобы их дети учились в школах и работала система здравоохранения. И если будет правительство, которое действительно захочет этих улучшений для своих граждан, оно найдет хорошего партнера в лице Всемирного банка. Мы хотим того же, что и молдавский народ.

— Согласны ли Вы с утверждением, что политика — это самый выгодный бизнес в Молдове?

— Различие между политикой и бизнесом в Молдове стало размытым. Мы видим по глобальному индексу качества государственного управления («World Governance Indicators» — прим.ред.), что уровень госуправления в республике снизилось на 10 пунктов. Только 20% стран в мире справляются с коррупцией хуже, чем Молдова.

Молдова входит в небольшое число стран Европы и Центральной Азии, в которых дела с коррупцией обстоят плохо и продолжают ухудшаться. Я уверен, если бы удалось убрать бизнес из политики и политику из бизнеса, экономический рост был бы ошеломляющим.

Молдова находится рядом с Евросоюзом, крупнейшим рынком сбыта, население Молдовы — это образованные трудолюбивые люди, преисполненные энтузиазма, при этом заработная плата здесь намного ниже, чем в любой другой стране Западной Европы.

Западные инвесторы должны ломиться сюда, чтобы открыть здесь свой бизнес, и, если нам удастся решить проблему управления в стране, то Молдова прорвется! Я сравниваю Молдову с тигром в закрытой клетке. Она обладает экономическим потенциалом, который сдерживают проблемы управления.

Один из европейских дипломатов, который находился здесь с визитом, сказал, что большего оптимиста, чем я, он в Кишиневе не встречал. Я действительно верю в потрясающее будущее этой страны.

http://www.noi.md/ru/news_id/74099