Чей нужен указ, чтобы законы соблюдались в Молдове?

Чей нужен указ, чтобы законы соблюдались в Молдове?

Сограждане часто называют в числе того, чем они недовольны в нашей стране, игнорирование и неисполнение требований законодательства прежде всего представителями власти.

Чей нужен УКАЗ, чтобы законы соблюдались?
Беда не в том, что у нас законы плохие (как раз, по мнению различных экспертов, законодательная база в Молдове довольно хорошая), а в том, что они написаны только для части общества. За это должна быть ответственность?

В соответствии с Законом о законодательных актах, «в целях обеспечения регулирования всех областей общественных отношений, прозрачности процесса принятия решений, а также приведения законодательных актов в соответствие с законодательством Сообщества парламент принимает программы разработки законодательных актов. После принятия законодательная программа подлежит обнародованию, в соответствии с законом, в том числе путем размещения на официальной web-странице парламента».

А согласно Закону о Регламенте парламента, «компетентные органы и лица, которым должны помогать юридическое управление секретариата парламента и другие комиссии, образованные парламентом в этих целях, обязаны осуществлять контроль исполнения и определять эффективность действия законов».

Кроме того, закон требует не реже одного раза в два года проводить пересмотр действующих законодательных актов и анализ их содержания для оценки правовой эффективности применения/ неисполнения на соответствующем этапе.

Сколько у нас законов и как они соблюдаются?

По состоянию на 30 сентября всего было принято 4517 законов, в том числе 2166 законов о дополнении и изменении действующих законов. Несмотря на такое внушительное количество законов, так называемых базовых законов всего 404 (остальные – ратификации различных документов, которых было 567, и т.д.). Таким образом, если следовать букве закона, то компетентные органы обязаны ежегодно пересматривать по 200 законов. То есть примерно по одному закону ежедневно. При аппарате секретариата парламента в 600 единиц это вполне выполнимая задача — всего по одному закону на три сотрудника за год! Однако какие-либо анализы действующих законов, результаты, тем более предложения по их изменению или дополнению, никогда не обнародовались. Вероятнее всего, и не проводились.

Несмотря на требования закона, принимать и публиковать законодательные программы, за все 25 лет только однажды была принята и опубликована законодательная программа на 2005-2009 гг. На тот период, за четыре года, было запланировано ратифицировать 38 соглашений, принять 107 законов и пересмотреть 88 действующих законов. Впоследствии других официально обнародованных законодательных программ в «Официальном мониторе» и на портале парламента не было и нет.

О том, как интенсивно работает законодательный орган, можно судить по числу ежегодно принятых и действующих базовых законов. В 1989 г. — 3, 1990 г. -1, 1991 г. — 6, 1992 г. — 7, 1993 г. — 5, 1994 г. — 17, 1995 г. — 15, 1996 г. — 13, 1997 г. — 18, 1998 г. — 9, 1999 г. — 21, 2000 г. — 19, 2001 г. — 19, 2002 г. — 20, 2003 г. — 23, 2004 г. — 18, 2005 г. — 10, 2006 г. — 23, 2007 г. — 29, 2008 г. — 31, 2009 г. -2, 2010 г. — 16, 2011 г. — 13, 2012 г. — 26, 2013 г. — 9, 2014 г. — 18, 2015 г. — 5, 2016 г. – 23. После этой информации, видимо, и комментировать нет необходимости. Каждый может судить о ежегодной «загруженности» парламента.

Анализировать действующие законы как-то пытается правительство, для чего ежегодно утверждает перечни законодательных и нормативных актов, которые министерствами подвергаются мониторингу. Общая ответственность за процесс возложена на Минюст и Госканцелярию. В этих целях в 2011 г. была утверждена Методология мониторинга процесса внедрения законодательства. Однако старания правительства не покрывают потребности законодательства о периодичности пересмотра всех действующих законов. Если в начале, в 2011 г., еще проводился мониторинг около 50 законов и 20 постановлений правительства, то в последующие годы их количество значительно уменьшено. И уже на текущий год запланировано проанализировать всего 7 законов и 5 постановлений правительства. Это ведь меньше, чем по одному документу на одно министерство в течение года. И, таким образом, для пересмотра всех действующих законов правительству с подобными планами потребуется 20-25 лет.

О прозрачности принимаемых решений

Другой немаловажный момент из той же темы — это прозрачность разрабатываемых и принимаемых решений. В 2008 г. был принят Закон о прозрачности процесса принятия решений. На его основании в 2010 г. правительство приняло Положение о процедурах по обеспечению прозрачности процесса разработки и принятия решений. Затем, в текущем году, было принято Положение о процедурах проведения открытых (уже открытых!) консультаций с гражданским обществом в процессе принятия решений.

Согласно закону и положению, все центральные и местные госадминистрации обязаны ежегодно утверждать свои программы по разработке всевозможных проектов, которые должны быть опубликованы на электронных страницах соответствующих администраций. Там же, согласно этому Положению, должны быть опубликованы намерения об инициировании разработки конкретных проектов и затем сами проекты.

О том, как это исполняется, можно проследить через процесс разработки Минфином проектов законов о внесении изменений и дополнений в бюджеты и признание суммы украденных из проблемных банков миллиардов как госдолг. На портале Минфина соответствующие проекты появились лишь после того, как 26 сентября они были уже одобрены правительством. Да и на портале правительства эти проекты также были размещены только после их утверждения. Хотя до сих пор сами проекты публиковались на сайте правительства за день-два до заседания. То есть прозрачности разрабатываемых и принимаемых решений нет. А ведь именно эти проекты, может быть, имеют самую большую необходимость для публичных консультаций с обществом. Но, судя по тому, как проходил весь процесс разработки, рассмотрения и принятия этих законов, как затем правительство и парламент объясняли «необходимость» их принятия, становится ясно – с общественностью играли и продолжают играть в игры под названием «Прозрачность решений власти».

Если уж заговорили о том, как Минфин выполняет требования законодательства о прозрачности разрабатываемых и принимаемых решений (хотя и другие министерства не отличаются дисциплинированностью исполнения закона о прозрачности), то следует вспомнить и такие факты. На странице Минфина, в разделе «Прозрачность», есть подраздел «Инициирование принятия решений». В нем последний раз еще 20 мая 2016 г. была размещена информация о намерении разработать какой-то внутренний приказ. А ведь после мая до настоящего времени правительство рассмотрело и утвердило 37 проектов, разработанных и представленных Минфином. В июне – 14, в июле 9, в августе – 4 и в сентябре – 10. Это лишний раз доказывает, что проекты законов об изменении/дополнении трех бюджетов, да и множество других проектов законов и постановлений, которые Минфин представлял для утверждения правительству, готовились без консультаций с общественностью, как положено по закону.

Кто тогда должен и обязан следить за исполнением законов, если, начиная от парламента, правительства (Минюст, госканцелярия) и заканчивая всеми министерствами, требования законодательства просто ИГНОРИРУЮТСЯ? Чей еще нужен указ, чтобы исполнялись хотя бы основные требования законов?

Что предусматривает в этом плане Уголовный кодекс?

Невыполнение требований законодательства подпадает (может подпасть) под состав преступления. Однако более точно квалифицировать эти нарушения как преступления не представляется возможным, т.к. нет точного соотнесения признаков совершенного вредного деяния признакам состава преступления, предусмотренных уголовной нормой.

Частично неисполнение требований законов можно отнести к простой служебной халатности (ст.329), т.е. невыполнению или ненадлежащему выполнению публичным лицом своих обязанностей. И эти деяния наказываются штрафом в размере до 500 условных единиц или лишением свободы на срок до 6 лет. А ведь требования законов не выполняются не только публичными лицами. И было же предусмотрено наказание и за отказ должностного лица от исполнения закона (ст.331), за что предусматривалось наказание в виде штрафа до 500 у.е. или лишением свободы на срок до 3 лет. Однако с 2003 г. эта статья из Уголовного кодекса исключена, но только для должностных лиц.

Удивительно, что предусмотрено даже наказание за нападение на ядерную установку, которых в Молдове (пока) нет и вряд ли будут. То есть за действия, направленные против ядерной установки или представляющие собой вмешательство в эксплуатацию ядерной установки, предусмотрено наказание лишением свободы на срок от 5 до 15 лет.

Таким образом, Уголовным кодексом предусмотрены наказания за всевозможные мыслимые и не мыслимые отдельные виды преступлений, каждой теме посвящено по отдельному разделу. Видимо, настало время задуматься и предусмотреть в Уголовном кодексе отдельный раздел с ответственностью за невыполнение, несоблюдение требований законов и не принуждение к выполнению законов. Иначе весь этот законодательный беспредел никогда не будет остановлен.

 

ИСТОЧНИК: NOI.MD

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *