Едим сейчас, платим когда Бог даст! Молдова, страна, живущая по долговой книге

Едим сейчас, платим когда Бог даст! Молдова, страна, живущая по долговой книге

Однажды, давным-давно, одна мудрая женщина дала мне совет, которым пользуюсь и по сей день: где бы не жила, будь в хороших отношениях с продавщицами продовольственного магазина, что по соседству с домом.

Я вняла ее совету и готова поделиться им с вами, дорогие читатели, неважно, живете вы в городе или селе. Что касается сел, то, о чем мы говорим, уже стало укоренившейся традицией и доставляет немалую головную боль бедным продавцам сельских баров (киосков, в которых можно найти все, что угодно, от бус до копченной рыбы). Таким образом, вся страна живет в долг. Я – не исключение. Но возьмем все по порядку.

Мария У. – продавщица одного продовольственного киоска в Кишиневе. Не стану разглашать адрес, чтобы не дошло до ушей ее шефа весть о той тетрадке, в которую она вписывает должников, и ее не уволили.

До того как переселиться в город, Мария девять лет проработала в баре в ее родном селе. Ну а поскольку там люди знают друг друга чуть ли не с пеленок, отпуск продовольственных продуктов в долг это своеобразная дань уважения к покупателю. В ее тетрадке было исписано более 48 листов, а самым печальным был случай, когда один сельчанин, накопивший долг в размере свыше шести тысяч леев… исчез. Вот тогда и начался великий розыск. Хождение из дома в дом, расспросы каждого соседа, похлеще допроса участкового полицейского. Никто ничего не знал и давно не слышал о «голодном нарушителе». Вот и пришлось бедной женщине несколько месяцев проработать бесплатно, только ради того, чтобы эта история закончилась более-менее благополучно.

Без тетрадки мы бы умерли с голоду!

Перебравшись в город, Мария поумнела. И отпускает съестное только клиентам из соседних домов, которых знает и которым доверяет. Поскольку в этом киоске работают в две смены, у каждого продавца своя тетрадка. В ней можно прочесть записи типа «дама с I подъезда – 180 леев, господин прокурор – 340 леев» и так далее. Ибо трудно запомнить всех по именам. Самая большая сумма, на которую позволила себе отпустить продукты под роспись «до следующей недели», — 1.500 леев, а съестное отпустила семье с двумя детьми, причем это был не первый случай «благодеяния». «Приходят и просят продукты в долг. Не могу оставить людей помирать с голоду, и у меня сердце не каменное. Другое дело, что некоторые бывают такими толстокожими, что «забывают» обещанное «до следующей недели». Чувствуют себя некомфортно и порой приходят за невесть какой мелочью через месяц, а то и через два», — рассказывает Мария. «Исторические» долги передаются от одной смене к другой, и если у человека есть совесть, то он приходит по своей воле и возвращает долг.

Психология должников

Точно также как в политике, и в нашем случае есть своя стратегия. В первый раз покупатель приходит и берет в долг одну булку хлеба и бутылку молока. Сумма небольшая, и он возвращает его в приемлемый срок. Во второй раз аппетит и сумма увеличиваются, но должник снова сдерживает свое слово. В третий раз, намеренно «забывает» и приносит деньги позднее. Продавщицы верят ему, поскольку до этого, как правило, соблюдал обещанный срок возврата денег. Ну а потом наступает самый некрасивый момент: завоевав доверие дамы из-за прилавка, клиент просит отпустить ему продуктов на несколько сотен леев, после чего очень долго «вспоминает» о своей задолженности. Таких клиентов, говорит Мария, автоматически вносят в «черный список» и больше не отпускаеют им в долг даже коробка спичек! Любопытно, что в «долговой книге» ни разу не было пенсионеров.

Психология продавцов

«Я за версту чую тех, кто просят в долг. Честно говоря, не понимаю этих людей: паркуют перед киоском дорогие автомобили и приходят клянчить продукты на несколько десятков леев. А горючее для машин они что, тоже в долг берут?» – продолжает с возмущением наша собеседница.

«Другое дело в селе, там люди редко видят деньги, а здесь никто не сидит сложа руки и получают зарплату. Иногда у меня такое впечатление, что они принимают нас за дурочек. Наш шеф знает об этих тетрадках, но делает вид, что не в курсе. Молчит, потому что так поступают по всей стране, и «долговые книги» есть во всех киосках. Ему бы следовало нас оштрафовать, но и он видит, как нынче живется, вот и закрывает на это глаза», — рассказывает Мария.

Она уверена, что рано или поздно проклюнется совесть и у тех, на долговом счету которых накопились кругленькие суммы, и они выложат из кармана деньги за потребленные продукты.

Меняют вино на пиво

Другая любопытная вещь во всей этой истории – бартер, на который перешли в некоторых селах. Приносит хозяйка десяток яиц и просит взамен килограмм сахара. Или приходит мужчина с 10 литрами вина и меняет их на пиво. И день вроде как становится другим, и прихоть исполнена, и вкус другой. Ибо поднадоело вино, а летом холодное пиво – это в самый раз, полцарства можно отдать за него. В городе бартер не в ходу – что принести взамен бедному человеку, живущему в клетке и едва-едва увязывающему концы с концами от зарплаты до зарплаты? Коммерческие банки усекли этот момент и стали выпускать карточки с потребительскими кредитами. Это тоже бизнес, причем принимающий нынче все больший размах.

И еще один момент. Если дошел до ипостаси клиента «из долговой книги», выбирай маленький магазин, поскольку ни один супермаркет не проявляет в этом смысле сочувствия и снисходительности. Самое большее, что могут «простить» кассирши, это 25 банов, которые обещаешь вернуть завтра.

Продажа в долг — нарушение закона

«С налоговой точки зрения, магазин должен брать деньги. Эта форма продаж не регламентируется налоговым законодательством, а если бы и была, то процедура была бы крайне сложной», — поясняет экономический эксперт Дмитрий Будянский.

Источник: evzmd.md