«Государь»

«Государь»

Молдова с каждым днем приближается к проблеме-2016 – избранию главы государства в условиях парламентской формы правления. То есть, поиска 61 депутата для голосования и кандидатуры, которая устроит это большинство. И тут, несомненно, проявится или любовь к государству или страх перед досрочными выборами.

Никколо Макиавелли в своем известном труде писал, что «может возникнуть спор, что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Говорят, что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому, если уж приходится выбирать, то надёжнее выбрать страх».

До сих пор вопрос президентских выборов остаётся в прикрытом состоянии.  Средства массовой информации, а как мы помним в подавляющем большинство своем они отрабатывают политический заказ, неожиданно не интересуются этой тематикой, хоть во время эпопеи с избранием Николае Тимофти с седьмой попытки истерию довели до того, что вопрос президента стал считаться общественностью ключевым для решения проблем безработицы, коррупции и управленческого хаоса.

Как будут с внешней стороны обеспечивать избрание президента в этот раз нам еще предстоит увидеть. Не исключено, что теперь из президента будут лепить пугало в эфемерной защите Молдовы от наступающего «русского медведя»… что, собственно, не должно помешать тому же Додону еще раз «спасти» Молдову и помочь новому альянсу.

Но если обратиться к вопросу шире, то сегодня просматриваются несколько основных версий грядущих событий.

Первая заключается в том, что пост президента уже «попилен» и кому-то предопределен. Скажем, в пользу этой версии говорит уверенность Владимира Воронина в том, что для своего гипотетического третьего президентского срока является оптимальной кандидатурой. Согласимся с тем, что после «немой утки» Тимофти, который для Додона является эталоном защитника государственности и суверенитета, любой будет лучше. Плюс, восьмилетнее президентство Воронина считается наилучшим в общественном восприятии, о чем говорят социологические опросы. Проблема же тут одна: если Воронин получает пост президента, то, вероятно, потребовать себе посты могут Плахотнюк и Филат (причем, в отношении последнего заклятый друг лидера ЛДПМ и нынешний глава Конституционного суда Александр Тэнасе прямо заявил, что тот может занимать любые высшие должности без ограничений, несмотря на запрет стать премьером вновь в 2013-м году), что сильно сковывает главу государства не имеющего без парламентского большинства существенных рычагов влияния.

В рамках этой же теории пост президента может занять и Плахотнюк и Филат. Про обоих политиков известно, что им не чужды привилегии, кортежи-эскорты, резиденции, почетный караулы и прочий почет. Плюс, президентство – это, в определенном смысле, и иммунитет, в том числе политический и общественный. Как три партийных лидера договорятся или договорились по кандидатуре из своего кружка можно лишь гадать.

Вторая версия крутится вокруг сохранения Николае Тимофти на посту на второй срок. В этом случае пролонгируется старое негласное соглашение о том, что пост главы государства остается за либерал-демократами. То, что Тимофти без пререканий выполняет волю Филата ни у кого сомнений не вызывает, а «смотрящим» же за престарелым президентом приставлен Ион Пэдурару, назначенный на должность главы администрации.

Второй срок Тимофти, конечно, может оказаться гибельным для обеих партий. Президент не просто оказался отпетым унионистом, но и явным политическим дураком. Пещерная русофобия и антикоммунизм, неумение связать и трех слов без бумажки – Тимофти настолько копирует последний этап жизни Брежнева, что только диву даешься, насколько схожи из его уст бредни про евроинтеграцию с идеологическими клише КПСС про мировой империализм.

Третья версия заключается в поиске новой компромиссной фигуры. Кто это может быть загадка на миллион, открывающая бескрайнее поле для фантазии. Ясно, что Молдова не получит своего Хосе Кордано Мухика, занимавшего кресло главы Уругвая в 2010-2015 годах и ставшего известным как «Эль Пэпе» и «самый бедный президент на свете». Мухико – в прошлом левый радикал и партизан против военной диктатуры – жертвовал 12,5 тысяч долларов своей ежемесячной зарплаты на благовторительность, оставляя себе чуть больше тысячи, жил на ферме, передвигался на стареньком «Фольксвагене» 1987 года, стоял в очередях на прием к районному врачу и был всеобщим любимцем, а также одним из патриархов латиноамериканской политики.

Нет, такого президента Молдове не подарят. Не потому, что главный факторам принятия решений завидно, что президенту не нужны заводы-пароходы и покрытые плесенью коррупции миллиарды, а потому, что их власть подразумевает тотальный и беспрекословный контроль. Даже над институтом президента. Эта власть вольнодумия не допустит и создание оруэлловской полиции мыслей при ее правлении экзотикой совсем не кажется!

Конечно, крайне интересно понять, кого хотят видеть в кресле президента лидеры миноритарного альянса и что на этот счет думают коммунисты, социалисты и либералы, а также двое независимых депутатов.  Для многих любой пост в молдавской политике – это прикрытие своих бизнес-интересов. Как говорится, перефразируя, ничего государственного – просто бизнес.

Но вот что говорил Маккиавели: «Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключат соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников».

И еще: «Чтобы завоевать власть, нужно быть добрым, но, чтобы удержать её, нужно быть твёрдым». Не жестоким и деспотичным, а твердым: в отношении противодействия коррупции, расстройству госинститутов, мздоимству,  отстаивания суверенитета и т.д.

http://www.black.md/%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%8C/

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *