Идея европейской интеграции потерпела в Молдове поражение

Идея европейской интеграции потерпела в Молдове поражение

Идея европейской интеграции потерпела в Молдове поражение. У них не получилось. Маятник начал движение в противоположную сторону. Мы наблюдаем уже не только тектонические сдвиги, но и изменение видимого политического ландшафта.

Пять лет назад я впервые написал о том, что европейская интеграция Молдовы — это миф. На меня смотрели, как на ненормального. Сегодня ненормальными выглядят те, кто продолжает верить в сказки про то, что Молдову когда-то примут в Европейский союз.

«Барометр общественного мнения», опубликованный в мае 2010 года, показывал, что тогда за присоединение к ЕС готовы были голосовать 61,4% граждан, против — 17,7%. На десять евроэнтузиастов приходилось три евроскептика. Случай с Болгарией и Румынией показал, что в ЕС могут принять что угодно, и это вселяло надежду, что однажды туда примут даже Молдову, Украину и Грузию.

В Кишиневе одиозный коммунистический режим только сменился на демократическую проевропейскую власть. Экономический кризис еще не набрал такие обороты. Еще не было госпереворота в Киеве, Крыма, войны на Донбассе и санкций. Но уже тогда что-то заставляло сомневаться в том, что все так просто.

Привычка проверять значение незнакомых слов в толковом словаре показала, что соседство, партнерство, сближение, ассоциация — это не интеграция. Европейцы готовы были помочь молдаванам с обустройством их хижины, но выделять им отдельную комнату в доме ЕС никто не собирался.

Поездки в Европу убедили, что там мало кто знает о самом существовании Молдовы, и уж тем более никто не думает о том, чтобы принимать ее в ЕС. «История успеха» молдавской «евроинтеграции» оказалась мыльным пузырем. Это был виртуальный, сугубо бюрократический проект брюссельского чиновничества и его кишиневских партнеров, причем, даже не всего брюссельского чиновничества, а лишь какой-то его части — шведско-прибалтийской и польско-румынской.

Когда на Украине все пошло прахом, последствия бурной деятельности «новых» европейцев пришлось разгребать уже немцам с французами. Словосочетание «евроинтеграция Молдовы» стало звучать совсем абсурдно.

Но главными «киллерами» европейской идеи стали те кишиневские политики, которые выдавали себя за ее главных протагонистов. Трудно было представить себе в 2010 году, до какой степени политического, человеческого и морального вырождения они опустятся за эти пять лет. Они оказались просто уникальными ничтожествами, подлецами, жуликами и ворами.

Искренние сторонники европейской идеи чуть не плачут от досады и бессилия: «Как же так? Зачем же они так дискредитируют европейский курс? Должны же они ответить за все это свинство!».

Уже отвечают. Последний «Барометр общественного мнения» звучит, как смертный приговор этим политикам и их власти.

Трое из четырех опрошенных считают, что страна движется в неправильном направлении. Четверо из пяти не верят, что Молдова управляется волей народа. Семь из десяти не верят в честные выборы. Восемь из десяти не удовлетворены экономической ситуацией. 85% с трудом сводят концы с концами.

Партиям и президенту доверяет один из десяти, парламенту — один из девяти, правительству и юстиции — один из восьми. Каждый второй не доверяет ни одному из политиков. Рейтинг недоверия Владимиру Плахотнюку — 88%, Владимиру Филату — 84%, Николае Тимофти — 82%, Мариану Лупу — 79%, Михаю Гимпу — 74%. За партии миноритарной коалиции сегодня готовы голосовать 12,8% избирателей (7,1% за ЛДПМ и 5,7% за ДПМ).

Впервые за все годы социологических наблюдений большинство граждан готовы голосовать против присоединения Молдовы к ЕС — 41,8%, по сравнению с 39,5% за вступление в ЕС. Речь идет не только о представителях национальных меньшинств, которые якобы «мешают» движению Молдовы в Европу. Против присоединения к ЕС готовы голосовать каждый третий молдаванин и 40% молодежи. 45% опрошенных считают, что членство в ЕС принесет Молдове минусы, по сравнению с 40%, считающими, что оно даст плюсы.

За вступление в Таможенный союз России-Казахстана-Белоруссии готовы голосовать 57,8% респондентов, против — 26,4%. При этом 58% опрошенных заявляют, что участие в ТС принесет Молдове преимущества, и только 28% видят в нем минусы.

На предложение сделать прямой выбор между ЕС и ТС ровно половина респондентов проголосовала бы за ТС, 32,1% — за ЕС.

За присоединение к НАТО готов голосовать примерно каждый четвертый гражданин Молдовы, против — каждый второй. 41,4% респондентов видят лучшую гарантию безопасности Молдовы в нейтралитете, 24,5% — в ОДКБ, 20,6% — в НАТО.

Если бы в опросе участвовали жители Приднестровья и те 550 тысяч наших соотечественников, которые официально проживают в России, то можно только представить, насколько провальными для ЕС и НАТО были бы такие референдумы.

На просьбу назвать страну, в которую они готовы переехать на постоянное место жительства, 23,6% выбрали Россию, 6,5% — Германию, 3,6% — Италию, 2,9% — Канаду, 2,5% — другие государства ЕС, 2,2% — США, 2% — Францию, по 1,7% — Великобританию и Румынию, 0,5% — Турцию.

Рейтинг доверия иностранных лидеров у граждан Молдовы традиционно возглавляет Владимир Путин (60,5%), за которым следуют Ангела Меркель (43,6%), Клаус Йоханнис (36,1%), Барак Обама (32,4%), Франсуа Олланд (24,3%), Дэвид Кэмерон (19,5%), Петр Порошенко (13,8%).

Все эти цифры свидетельствуют о том, что, как бы нынешняя власть и ее пропаганда ни старались, им не удается убить в народе Молдовы хорошее отношение к России, сохраняющееся на генетическом уровне.

В общественном сознании происходят тектонические сдвиги, и они не в пользу Запада и представляющих его в Молдове политических сил. Метастазы коррупции, невиданные по своим цинизму и дерзости преступления, такие, как кража миллиардов из банковской системы, тяжелой плитой легли на могилу, в которой похоронено доверие к «европейскому курсу». А сверху эту плиту еще и придавали другим камнем — нежеланием ЕС брать Молдову в свой состав. Не далее, как на этой неделе еврокомиссар по политике соседства Йоханнес Хан заявил, что в ближайшие 10 лет в ЕС никого не возьмут, и что из 28 государств союза нет ни одного, в котором большинство населения поддерживало бы принятие в ЕС новых членов.

Сегодня в очереди на членство в ЕС стоят шесть балканских стран, но даже у них в ближайшие 10 лет нет никаких шансов туда попасть. Что же говорить о Молдове, у которой даже не хотят принимать заявку на получение статуса кандидата? И это при том, что никто сегодня не может дать гарантий, что от самого ЕС в ближайшие годы не начнут отпадать те или иные государства.

Идея европейской интеграции потерпела в Молдове поражение. У них не получилось. Маятник начал движение в противоположную сторону. Мы наблюдаем уже не только тектонические сдвиги, но и изменение видимого политического ландшафта.

Пока еще существует разрыв между кардинальным изменением в настроениях большинства граждан и сохранением во власти старых сил, которые эти настроения уже не отражают. Филат, Плахотнюк, Воронин представляют силы прошлого. Они находятся в свободном падении, но продолжают судорожно цепляться за власть, ищут какой-то уступ, канат, за который можно было бы ухватиться, чтобы не упасть окончательно на дно.

Но смена этих сил на новые — если, конечно, старые не прибегнут к каким-то совершенно немыслимым акциям военно-террористического характера, — лишь вопрос времени. Этот процесс начался на парламентских выборах 30 ноября, продолжился на выборах башкана 22 марта, продолжится дальше на местных выборах 14 июня, и завершится на внеочередных или очередных парламентских выборах.

Дмитрий Чубашенко

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *