Матрица «евроинтеграции» Молдовы

Матрица «евроинтеграции» Молдовы

Матрица создавалась как идеальный мир, где нет страданий, где все люди будут счастливы. И полный провал. (Агент Смит).

Адепты «евроинтеграции Молдовы», окутанного мифами миража, которого не существует в реальной действительности, любят говорить о «парадигме» — примере, моделе, образце, присягнув которым один раз, следует хранить приверженность им до конца своих дней. Это их символ веры, состоящий из одного догмата.

В их конфессии, по их собственной табели о рангах, есть «истинные проевропейцы» и заслуживающие анафемы «отступники», чистые и нечистые, фанатики и саботажники. Но у этой секты один непререкаемый идол — «евроинтеграция».

Шаманы этого магического «евроинтеграционного» культа могут толковать его по-разному. Так, на днях Либерально-демократическая партия заявила, что «надо сохранить Республику Молдова в европейской колее». Это, конечно, свежее слово в геополитике — не выбиваться из колеи. Сидит шайка гангстеров в обшарпанном вагоне без окон, без дверей, и ограбив всех пассажиров, раскачивает его, создавая видимость движения. Но зато на «правильной» одноколейке.

Можно бесконечно толочь воду в ступе, разглагольствуя о «парадигме» и «колее», но правильнее говорить о «Матрице «евроинтеграции», такой же тоталитарной по своей природе, как и «Матрица» из культового фильма братьев Вачовски.

Такая «Матрица» несовместима с демократией. Выборы в «Матрице» призваны лишь поддерживать у людей иллюзию, что от них что-то зависит. Голосование нужно проводить под строгим контролем. Смысл этого ритуала — подсластить состояние фактического социального рабства. Это рабство не такое примитивное, как три тысячи лет назад, оно более изощренное и даже обольстительное, но его последовательно навязывают как целым государствам, так и отдельным людям.

Казалось бы, почему Соединенные Штаты и Европейский союз так категорически возражают против проведения в Молдове досрочных парламентских выборов? Разве это не демократично? Весь этот «проевропейский альянс» уже полностью разложился, государственные институты не работают, 70 процентов граждан хотят выборов, почему не дать им такую возможность? Нельзя. Не разрешают.

Любители порассуждать про «парадигму» уверены, что она сохранится при любых условиях, даже если на выборах победят партии Игоря Додона и Ренато Усатого. Адепты «колеи» как бы снисходительно похлопывают таких политиков по плечу, мол, давайте-давайте, занимайтесь демагогией и популизмом, посмотрим, как вы на второй день после выборов забудете про свои обещания отменить ассоциацию с ЕС и развернуть внешний вектор, никуда вы с подводной лодки не сбежите, и продолжите, как миленькие, двигаться все по той же колее, и все в ту же сторону. Если в секте свидетелей «евроинтеграции» так уверены, что ничего все равно не изменится, почему же они и их западные гуру шарахаются от выборов, как черт от ладана? Потому что они боятся, что «Матрица» даст трещину, и они потеряют тотальный контроль над Молдовой и ее народом, а другой, неполный, контроль их не устраивает. Они не исключают, что на их «Матрицу» найдется какой-нибудь Зион, на всех их агентов смитов — какой-то Нео. Они не могут рисковать, поэтому они отказывают народу Молдовы даже в таком простом демократическом упражнении, как голосование на выборах. Они не позволяют людям хотя бы поиграть в демократию, потому что их «Матрица» — это тоталитарная парадигма, это колея для каторжников, у которых надо поддерживать иллюзию, что они сами, свободно сделали единственно верный выбор в пользу «евроинтеграции», которой «нет альтернативы», хотя если заглянуть в словарь, можно узнать, что «альтернатива — это выбор из двух или более (взаимоисключающих) возможностей».

Запад и его агенты смиты в молдавской «Матрице» прекрасно знают результат досрочных парламентских выборов, если они пройдут сегодня: 45-55 мест у Партии социалистов и «Нашей партии», и еще 25-30 мест у Демократической партии и Партии коммунистов. «Проевропейские» партии получат 20-30 мест. В таком парламенте неизбежно и естественно будет создана какая-то левоцентристская коалиция. Если в эту коалицию войдет и ДПМ, то Влад Плахотнюк, разводя руками, сможет сказать послу США: «Господин Петтит, вы хотели, чтобы я уехал из Молдовы, или снова создал «проевропейский» альянс с Филатом и Гимпу. Но его величество молдавский избиратель распорядился иначе. Вы будете смеяться, но в новом большинстве самый «проевропейский» — это я. Берегите меня, господин посол,
дружите со мной. Без меня будет еще хуже. Вы же не хотите, чтобы мистер Путин окончательно прописался в Кишиневе».

Западники не верят, что Молдова, если к власти в ней после выборов придет левоцентристская коалиция, на второй день отменит ассоциацию с ЕС и вступит в Евразийский экономический союз. Я тоже в это не верю. Я даже считаю такую спешку ненужной. Если начать делать резкие геополитические движения, Запад организует в Кишиневе очередную «цветную революцию», и его агенты смиты очистят «Матрицу» от нежелательных «вирусов».

Новой власти нужно будет начинать с наведения элементарного порядка, восстановления дееспособности государства, преодоления хаоса, нищеты и разрухи, и лишь потом, через два-три года, может быть, провести референдум, на котором спросить людей о том, какой внешнеполитический вектор они предпочитают, и в зависимости от ответа уже предпринимать следующие шаги. А в отношении ассоциации с ЕС не надо изобретать велосипед, достаточно просто продолжать линию АЕИ — тихий саботаж. Но именно такое, пока чисто гипотетическое, развитие событий приводит в ужас адептов «парадигмы» и «колеи». И именно поэтому они сделают все, чтобы слепить хоть какое-то правительство, избрать хоть какого-то президента, и избежать выборов. После этого они привезут из-за границы иностранцев-варягов, как это было сделано в соседней Румынии, зачистять всех «саботажников», Плахотнюка в первую очередь, и используют «окно», сохраняющееся до следующих выборов в 2018 году, чтобы заменить всех нынешних жуликов и воров на проверенных и полностью лояльных людей.

План архитекторов «Матрицы» понятен: в ручном управлении провести разбитую лодку АЕИ между рифами, потом починить, сменить экипаж и, как любят говорить адепты «евроинтеграции», заякорить в «правильной» бухте. Позволить же самим гражданам Молдовы голосовать на досрочных выборах нельзя. Демократия, которая производит «неправильные» результаты, недопустима. Демократия — это власть «проевропейских» демократов, а не «пророссийских» недемократов.

Даже если Молдова не станет второй Арменией, вступив в ЕАЭС, но формально оставаясь и в «Восточном партнерстве», другая власть может начать расшатывать «Матрицу». Например, отменит закон о защите сексменьшинств. Или разгонит «врагов народа» из Конституционного суда — просто выбросит этих шестерых румынских юристов в мусорный бак. Или откажется от услуг сотен и тысяч западных советников, которые контролируют деятельность всех государственных учреждений, в том числе силовых структур и спецслужб, вплоть до того, что к каждому районному комиссару полиции приставлен куратор из румынской сигуранцы. Много лет создавались и эффективно действуют разветвленные, мощные сети прямого внешнего управления и влияния, а вдруг Додон с Усатым замыслят все это демонтировать? Или возьмут, чего доброго, и восстановят стратегические отношения с Россией. Или — о ужас! — начнут договариваться с Приднестровьем. Это опасно. Этого нельзя допустить.

В таких обстоятельствах очень интересными выглядят отношения западников с Плахотнюком. С одной стороны, он как бы нарушает «принципы и ценности», которые, как принято считать, несут в Молдову западники. С другой стороны, он может оказать им массу полезных услуг, особенно, Румынскому государству, гражданином которого является. Например, посодействовать новому «Великому Объединению» к 2018 году — именно такой дедлайн установили унионисты для «евроинтеграции» с запасного входа, если с парадного зайти на получится. А то, что не получится, это очевидно, потому что Колоница — это не населенный пункт, это образ мышления и действий. В условиях сознательного саботажа и развала Молдавского государства, когда даже столица Кишинев должна выглядеть хуже самой захудалой румынской деревни, процент тех, кто видит спасение в объединении с Румынией, неуклонно растет. Плахотнюк мог бы приписать эту «заслугу» себе и потребовать от Бухареста орден за вклад в «Великое Объединение».

Пока же сторонники Плахотнюка представляют его чуть ли не последним гарантом национального суверенитета: он борется против приезда европейского прокурора не потому, что боится, а потому, что Молдовой должны управлять молдаване. Последняя находка пропагандистских лабораторий Плахотнюка: «Везде, где США пытались убрать таких, как он, начинались хаос, война и развал государства. Разве мы этого хотим?». При этом те же самые пропагандисты прославляют политические репрессии, насаждают атмосферу страха и ненависти в самой Молдове.

Плахотнюк легализовал свои телеканалы в Кишиневе. Фирма, контроль над которой приписывают олигарху, требует через суд от государства продать ей гектар с лишним земли в самом фешенебельном районе столицы. Плахотнюк готовится провести в начале 2016 года съезд ДПМ и поменять Мариана Лупу на Монику Бабук или Андриана Канду. Все это указывает на то, что он не собирается никуда уезжать из Молдовы. Его мотивация понятна. «Что нужно мужчинам, обладающим властью? Больше власти» (Пифия). Западникам придется смириться с этим. Или послать к нему Агента Смита, который скажет: «Убить Вас — наслаждение, мистер Андерсон». Фигурально, конечно, выражаясь.

Как это ни печально звучит, сегодня именно ЕС и США выступают в Молдове в роли противников демократии. Они, конечно, будут это отрицать, но пока они не согласятся хотя бы на такую банальную вещь, как свободные и демократические выборы, они будут и дальше уподобляться тому же самому Смиту: «Какой вам толк от телефона, если вы не сможете говорить?».

 http://www.pan.md/blog/matritsa-evrointegratsii