Молдова — страна «эксов»

Молдова — страна «эксов»

Поколение руководителей, управлявших страной после 1991 года, ушло. Они оставили после себя обломки, на месте которых должно возникнуть что-то новое.

За 24 года независимости в Молдове было 10 премьер-министров, 16 правительств, четыре президента и два и.о. президента.

Количество экс-министров, их заместителей, руководителей районов, городов и сел, судей, прокуроров, партийных вожаков и прочих важных чиновников посчитать невозможно. Имя им легион. Руководители появляются из ниоткуда, и исчезают в никуда. По плотности «эксов» на душу населения Молдова впереди планеты всей.

Президент-«овощ» Тимофти, представляющий государство на международных форумах, и премьер Габурич, в поисках утраченных документов об образовании, ― ходячие доказательства того, что в Молдове любой человек с улицы может занять самую высокую должность.

Полторы дюжины кандидатов, изъявивших желание стать генпримаром Кишинева, при том что большинство из них наберет менее одного процента голосов, и они сами об этом прекрасно знают, ― свежее подтверждение того, насколько маразматична установившаяся у нас «демократия и многопартийность». Перманентная война всех против всех стала бессмысленной самоцелью.

В том, что мы опустились до такого убожества, виноваты, прежде всего, первые три президента ― Мирча Снегур, Петр Лучинский и Владимир Воронин. Их самих подготовил и выдвинул на важные руководящие посты советско-коммунистический режим, при котором существовала отлаженная система подбора, подготовки, расстановки кадров и контроля за их деятельностью. Запаса прочности той системы хватило на четыре президентских каденции, хотя Воронин начал шататься уже с 2003 года, когда отказался подписать Меморандум Козака, в 2005 году развернулся в сторону евроинтеграции, а в 2007-м допустил приход к руководству Кишиневом Дорина Киртоакэ.

Снегура, Лучинского и Воронина система подготовила и сделала большими руководителями.
В КПСС и СССР их учили делать важные и нужные для народа дела. Они же не оставили после себя ничего и никого. Их кадровый горизонт сузился до того, чтобы сделать сына депутатом или дочку министром во власти жуликов и воров. После того, как в 2009 году Воронин бездарно проиграл вообще все, он оставил после себя кадровую пустыню. Гимпу и Лупу и.о. президента, по два правительства Филата и Лянкэ, Тимофти с Габуричем.

На заре демократизации нам говорили, что многопартийная буржуазная система лучше советской однопартийной. Якобы разные партии будут конкурировать между собой, генерировать программы и идеи, лучшие из них будут отбираться самим народом и реализовываться ради всеобщего блага. Ничего подобного не произошло.

Политические партии были и остаются просто машинами для сбора голосов на выборах. В условиях новых информационных технологий, 140-символьного твиттерного мышления эта деятельность приобретает все более виртуальный, оторванный от реальной жизни характер. На последних выборах за ЛДПМ и ДПМ проголосовало всего 20% от общего числа избирателей, но эта коалиция считается правящим большинством. Она, как клещ, вцепилась в государство, и не дает себя сковырнуть. Все это подается под соусом «демократии» и «движения в Европу».

Средняя продолжительность жизни одного молдавского правительства ― полтора года, хотя для нормальной, стабильной работы власть должна планировать свою деятельность хотя бы на 6-8 лет, но лучше на 15-20. Вместо того, чтобы устойчиво развиваться, Молдова находится в одной бесконечной избирательной кампании, которая порождает всё худшую власть. Это не демократия и не плюрализм. Это идиотизм.

Нам говорят: на Западе же такая система работает, надо тоже стремиться к этому. Во-первых, инвалид в коляске не может поднять штангу, которая под силу чемпиону мира. Во-вторых, в тех же США нет никакой многопартийности: демократы и республиканцы ― это просто две фракции одной партии, сменяющие друг друга в Белом доме и на Капитолии. В России одна партия, в Казахстане, Азербайджане, Белоруссии ― одна, а в Молдове вообще ни одной нормальной партии, зато в избытке хаос и отсутствие перспективы.

Даже у Ельцина хватило ума в самый критический момент выдвинуть своим преемником Путина, который навел порядок в распадавшейся стране. У Снегура, Лучинского и Воронина мозгов на это не хватило. Все, на что оказались способны эти бывшие советские партработники, ― оставить после себя олигарха Плахотнюка, мертвой хваткой вцепившегося во власть, и пристроить в обслугу к нему своих детей.

Поколение руководителей, управлявших страной после 1991 года, ушло. Они оставили после себя обломки, на месте которых должно возникнуть что-то новое.

Дмитрий Чубашенко

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *