Назначение генпрокурора Молдовы может закончиться референдумом по отставке нового президента

Назначение генпрокурора Молдовы может закончиться референдумом по отставке нового президента

После того, как президентом страны был избран представитель оппозиции, в Молдове возникли условия для продолжения политического кризиса и его обострения.

Несомненно, что триггерным моментом будет вопрос о назначении генерального прокурора. По мнению оппозиции, генпрокурор «не из системы» — первый шаг к возвращению захваченного государства народу и реформы юстиции.

«Поджог рейхстага» по-молдавски 

И нужно сказать, что молдавская прокурорская система все сделала для того, чтобы полностью утратить авторитет и поддержку общества.

Самые важные «достижения» национальной прокуратуры последних лет известны всем.

Прошло достаточно времени, чтобы точно выяснить, кто был организатором и исполнителем погромов 7 апреля 2009 г. Тогда стране был нанесен ущерб в особо крупных размерах – ремонт зданий парламента и президентуры ( до конца еще не завершенный) обошелся госбюджету примерно в 100 миллионов долларов.

Поскольку основным поводом для организации масштабных беспорядков были обвинения в фальсификации выборов, а на самом деле такие факты выявлены не были, то очевидно, что события апреля 2009 г. были ничем иным как попыткой государственного переворота и узурпации власти. А это очень тяжкое преступление.

Далее. Спустя годы и особенно после событий 2013 г. на Украине, многие поняли, что внешний фактор в событиях 2009 г. также играл особую роль. Недвусмысленно об участии штатных организаторов «цветных революций» говорил и экс-президент Молдовы Владимир Воронин.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнения, что апрель 2009 г. –  был молдавским «майданом». События совпали с оформлением  европейской политики «Восточного партнерства», а манифестанты вывесили на сожженных и поверженных  зданиях-символах  флаги ЕС и соседней Румынии.

Фактически это был «поджог рейхстага», но в молдавском варианте.

Правда обществу так и не была предъявлена 

Как видим, события апреля 2009 года – в высшей степени опасное государственное преступление. Но и до сегодняшнего дня мы так и не получили ответы на главные вопросы. Хотя имеется огромное количество документальных свидетельств, фото и видеоматериалов, живы участники событий. Созданы даже фильмы-фальшивки, на основе утечек из материалов уголовных дел, раскрывающие роль тех или иных персонажей. Как подобные материалы могли оказаться в общем доступе, также никто не расследовал до конца.

Генпрокуратура завела более 100 уголовных дел против участников массовых беспорядков. Но резонансными стали не они, а арест московского блогера Эдуарда Багирова, который удивительным образом  сбежал из страны. И, как справедливо отмечают эксперты, не без содействия самих прокуроров. Резонансным «дело Багирова» делает нелепость всего, что происходило вокруг московского литератора.

Отсутствие ясных ответов на главные вопросы в связи с событиями 7 апреля 2009 г. четко указывают на политическую ангажированность генеральной прокуратуры. А это значит, что она не выполняет свою главную общественную миссию.

Прокуроры на службе олигархов

И реальность предоставила нам железные аргументы, чтобы проиллюстрировать этот  вывод. В свое время молдавское общество сильно взбудоражило дело об убийстве на «элитной  охоте». 23 декабря 2012 г. высокопоставленные чиновники, депутаты парламента, политики и генеральный прокурор Валерий Зубку участвовали в незаконной забаве в заповедном «Господарском лесу». В результате был убит бизнесмен Сорин Пачу.

Дело пытались скрыть от общественности, но после публикаций в СМИ пришлось вмешаться парламенту, и Валерий Зубко ушел в отставку.

После этого громкого и скандального происшествия у общества возникло стойкое убеждение, что система прокуратуры окончательно разложилась и не выполняет возложенные на нее функции. Она находится под политическим контролем и выполняет указания политиков и олигархов.

«Кража века» — политическое преступление 

Другим неопровержимым доказательством подобных выводов послужило дело о «краже века». И здесь также, лишь после того как десятки тысяч людей на митингах потребовали наказать виновных  в воровстве колоссальных сумм из банковской системы, прокуроры стали действовать.

Однако их действия имеют выборочный и странный характер. Так, вне поля зрения остается политическая компонента и принятие решений высокопоставленными чиновниками, нанесших многомиллиардный ущерб государству и каждому жителю страны.

До сих пор не рассмотрена должностная вина и ответственность экс-губернатора Нацбанка Дорина Дрэгуцану, экс-премьер-министра Юрие Лянкэ и экс- министра экономики и ныне председателя парламента Андриана Канду, которые готовили и курировали вопрос о передаче госгарантий от парламента правительству по заданию своих партийных боссов ( В.Филат, В.Плахотнюк), и затем на секретном совещании правительства приняли решение о выделении 9.5 миллиарда лей группе ВЕМ, точно зная, что деньги будут украдены.

Также остается без внимания вопрос о том, как могло случиться, что по официальным данным BEM еще в первом квартале 2013 г. был вполне нормальным банком, не банкротом, а потом после смены владельца превратился в финансовую «черную дыру». Ведь «его активы на конец марта составили 5,625 млн. леев, объем депозитов — 4,072 млн. леев. Баланс ликвидных активов в два раза превысил минимальный регламентированный НБМ. На конец первого квартала доля ликвидных активов в общем объеме активов банка составила 41,9%. И это — максимальный показатель среди всех банков страны», — сказано в официальном документе.

И из данного простого факта следует, что банкротство путем передачи контроля над ВЕМ бизнесмену Илану Шору, было спланированной операцией, согласованной в молдавских политических кругах, а сама «кража века» готовилась давно. Силовые структуры и органы прокуратуры просто вели хладнокровное наблюдение за ходом преступления. И таким образом они обеспечивали его, ничего не предприняв для блокирования криминального замысла.

Ни у кого не вызывает сомнения вывод, что с самого начала план хищения миллиардов из банковской системы страны был делом политическим, и партийные лидеры руководили действиями Юрие Лянкэ, Андриана Канду и Дорина Дрэгуцану.

Однако последние слушания в парламенте нам показали, что именно политический аспект «кражи века» остается за скобками расследования.

«Дубина» в борьбе с политическими оппонентами 

Приведенные выше три самых резонансных дела последнего десятилетия нам показывают, что назначение нового генерального прокурора превращается в вопрос очень высокой политической важности. И в зависимости от того, кто будет утвержден в должности, станет ясно, сохранится ли у власти прежний коррумпированный олигархический режим или же  в Молдове  постепенно начнется процесс очищения.

Особую остроту проблеме придает тот факт, что власть использует генпрокуратуру в качестве «дубины» в борьбе со своими политическими оппонентами. Достаточно вспомнить о процессе по «группе Петренко», о преследовании лидера «Нашей партии» Ренато Усатого и активистов этого политформирования, об  уголовном деле судьи Домники Маноле, а также о прокурорской атаке на Анну Урсаки, известного правозащитника и адвоката.

Такое обилие дел с политическим контекстом говорит нам о том, что преследование оппонентов стало нормой для режима, и прокуроры широко задействованы  для запугивания политиков, общественных деятелей и расправы над неугодными личностями.

Вот в каких обстоятельствах парламент внес изменения в Конституцию и наделил президента страны правом назначать генерального прокурора.

Приоритеты кандидатов: бизнес, недвижимость и автомобили класса «люкс» 

Также в соответствии с новым законодательством кандидаты на пост генпрокурора  определяются в результате конкурса Высшим советом прокуроров.

В настоящий момент известны имена шести претендентов. Наблюдатели обратили внимание, что конкурс проходил в странной манере, до последнего дня никто не изъявлял желание побороться за важную государственную должность, а затем вдруг появился взрывной интерес.

Бывший прокурор Кишинева Иван Дьяков назвал конкурс по отбору кандидатуры на должность генерального прокурора инсценировкой, так как имя победителя уже известно. А «остальные пять кандидатов привлечены с целью одурачить людей и доказать европейским партнерам, что реформы в прокуратуре имеют демократический характер».

В результате журналистских расследований ( см., например, анализ zdg.md) вышла наружу подноготная всех шести кандидатов на роль генпрокурора. Не вдаваясь в детали, отметим шокирующий вывод авторов: «Все кандидаты работали только в органах прокуратуры и  были замешаны в течение многих лет в скандальных делах. До реформирования системы они получали скромные зарплаты, но смогли сделать внушительные состояния. У них есть бизнес, недвижимость и автомобили класса «люкс».

Иван Дьяков также обратил внимание, что  «в так называемом конкурсе не участвует ни один внесистемный прокурор». А в стране есть прекрасные специалисты,  обладающие необходимым профессиональным опытом и навыками, безупречной репутацией и — что очень важно – не связанные  с правящими политическими партиями.

Канду открыто угрожает Додону отставкой 

Избранный молдавский президент Игорь Додон уже объявил, что никого из шести кандидатов утверждать не будет. По мнению Додона, нужен «профессионал, честный, неподкупный, смелый и независимый от олигархической системы и межпартийных сделок человек». Потому что новый прокурор должен довести до конца расследование дел о банковском мошенничестве, концессии Кишиневского аэропорта, о тайных голосованиях в правительстве, о разворовывании кредитов и грантов в особо крупных размерах, и других преступлениях правящего режима.

В ответ председатель парламента Андриан Канду адресовал Игорю Додону открытую угрозу. Он заявил, что  «назначение генерального прокурора президентом является символическим действием, так как отбор кандидатов находится в компетенции Высшего совета прокуроров. «Я предупреждаю г-на Додона, что он должен действовать в строгом соответствии с законом. Президент не может произвольно распустить парламент, но парламент, в случае если президент нарушает закон, легко может приостановить действие его мандата…», –  сказал Канду.

Режим захочет поставить Додона  на место 

Таким образом, если Игорь Додон выполнит свое обещание и не утвердит в должности ни одного из сегодняшних кандидатов (а скорее всего именно так и будет), у режима Плахотнюка  и его окружения возникнет неприятная дилемма. Нужно будет решить: либо настоять на своем и  начать процедуру импичмента вновь избранного президента, либо организовать новый конкурс, но уже демократично, максимально публично и допустить участие кандидатов, не запятнавших себя сотрудничеством с режимом. Однако второй вариант действий грозит непредвиденными последствиями, среди которых уголовное преследование уже самого Канду и его патрона. Разумеется, такой ход событий их никак не устраивает.

Поэтому важно понять: действительно ли председатель парламента Андриана Канду и стоящий за ним Влад Плахотнюк способны пойти в противостоянии до конца и что из этого всего может выйти?

И само заявление Канду с угрозой в адрес Додона, и более ранние высказывания Плахотнюка о проевропейском майдане, и недавний вывод Лупу о том, что федерализация, которую предлагает новый президент, может уничтожить Молдову,  говорят о решимости поставить избранного главу государства на место. А если он выйдет за рамки, установленные режимом, и будет представлять опасность, то придется отрешить его от должности.

Отставка через референдум 

Какие у них для этого есть юридические возможности?

В статье 89 Конституции предусмотрен порядок отстранения от должности президента. Вот что там сказано:

«(1) В случае совершения тяжкого деяния и нарушения тем самым положений Конституции Президент Республики Молдова может быть отстранен от должности Парламентом двумя третями голосов депутатов.

(2) Предложение об отстранении от должности может быть выдвинуто не менее чем одной третью депутатов и должно быть незамедлительно доведено до сведения Президента Республики Молдова. Президент может дать Парламенту объяснения по выдвинутым против него обвинениям.

(3) Если предложение об отстранении от должности утверждается, не позднее чем в 30-дневный срок проводится референдум по вопросу об отстранении Президента».

Последний третий пункт вошел в силу недавно и связан с процедурой прямых выборов главы государства.

Что интересно, в комментариях Конституционного суда к этой статье Основного закона сказано, что процедура отстранения от должности никак не регламентируется. Нет закона, который бы описывал ее шаг за шагом, и в парламентском регламенте вопрос не прояснен. До сих пор в Молдове ни одного президента не отстраняли от должности, и юридически вопрос проработан недостаточно.

И здесь преимущество будет за парламентом, так как законодатель может принять необходимые для процесса импичмента нормы и положения.

Власть захочет обмануть Додона 

Рискнет ли парламентское большинство инициировать референдум об отстранении только-только избранного президента?

Такой ход событий представляется маловероятным, так как проще всего найти компромиссную фигуру и для режима, и для Игоря Додона. А затем этого человека коррумпировать, сформировать окружение, которое будет саботировать его инициативы, либо шантажировать его с помощью компромата. Скелеты в шкафу есть у всех.

Потом, победить на референдуме у власти очень мало шансов, так позиция президента, отказавшегося назначать кандидата коррумпированного режима, изначально более выигрышная, можно сказать «козырная».

Однако для клана Плахотнюка проиграть борьбу за должность генпрокурора означает потерпеть второе сокрушительное поражение подряд, вслед за выборами президента. За этим может последовать и третий, еще более тяжелый удар – досрочные выборы в парламент. Поэтому борьба за пост генпрокурора будет ожесточенной и «гибридной» (с публичной и закулисной частью).

Если противоборствующие стороны так и не смогут договориться, то судьбу Игоря Додона и Влада Плахотнюка будут решать на референдуме молдавские избиратели.

Как и предупреждали ранее «Молдавские ведомости», после победы Игоря Додона политическая борьба в стране только обострится.

Источник: Vedomosti

Related Articles