Николае Киртоакэ: Новая партия должна решить историческую задачу!

В минувшие выходные, 13 декабря, прошел учредительный съезд новой партии – Политической платформы «ДА», которая была образована на базе партии «Сила народа».

Лидер «Силы народа», политик и политолог Николае Киртоакэ рассказал в интервью Ирине Астаховой о том, почему произошло это объединение, чем новая партия будет отличаться от действующих, на какие средства формирование будет существовать и воспользуется ли возможностью выдвинуть независимого кандидата на пост премьера?

— Господин Киртоакэ, партия «Сила народа» не так давно была образована. Но вот в минувшие выходные она стала основой для другого формирования — Политической платформы «ДА». Почему Вы пошли на этот шаг? Были ли общие интересы с основателями Гражданской платформы «ДА», или сыграли роль другие побуждения?

— Прежде всего, хочу отметить, что Гражданская платформа «ДА» осталась основным ядром гражданского протестного движения. При этом она как бы делегировала часть своих активистов для участия в политической деятельности. Это произошло, так как Платформа заявила о том, что она приемлет только демократический путь смены нынешней олигархической власти и наведения порядка в Молдове — через выборы.

У Платформы было два варианта. Первый — создать партию с нуля. Это длительный и крайне  трудоемкий процесс. Второй – найти партнера в политическом спектре Молдовы, который не запятнал себя,  у которого есть структуры в территории и все в порядке с регистрацией. Выбрали второй путь.

И вы совершенно правы – у нас полное совпадение взглядов на нынешнюю ситуацию в Молдове. Они, как и мы, считают главной причиной всех проблем, с которыми мы сталкиваемся в последние годы, глубокого системного кризиса – и политического, и социального, и экономического – в укреплении и консолидации во власти олигархического режима.

Наша немедленная стратегическая задача – устранить этот режим и олигархические группировки, их полномочных представителей в органах власти — олигархические партии, чтобы создать предпосылки для прихода к власти нормальных, патриотических, ответственных формирований, которые считают, что Молдова должна вернуться на путь реформ и скорейшего их завершения.

— Вы нашли таких людей именно в рядах Платформы, но почему Вы сами не продвигаете эту партию дальше?

— Хотя бы потому  что партия эффективно может развиваться, если у нее есть три составные части.

К этой почти математической формуле меня привел мой личный опыт. Во-первых, это команда, и здесь все в порядке, хотя партия строится года 4-5 как минимум, чтобы стать по–настоящему  боевой организацией.

Во-вторых – ясная идея, ясные стратегические цели. Это и доктрина, но — для ядра партии. У большинства наших граждан политическое  сознание еще не на достаточном уровне, чтобы люди были готовы бороться за свои убеждения.

И последнее, чего нам не хватало хронически, потому что мы остаемся антиолигархическими по сути, — это ресурсы. В первую очередь  – это, естественно, медийные ресурсы. У тебя может быть 10-20 тысяч человек в политическом формировании, но если у тебя нет постоянного выхода к электронным СМИ, тебя  как бы и нет.

И, конечно же, финансовые ресурсы. Минимальный бюджет предвыборной кампании в Молдове – без того, чтобы ты содержал пару радиостанций, телевидение и т.д. — 2,5-3 млн евро. Это по тем тарифам, расценкам, которые существуют в Молдове. Только на «публичном» телевидении, по-другому я не могу его назвать, потому что оно однозначно не общественное, минута политической рекламы стоила в предвыборный период  400 евро.

Представьте, сколько минут нужно политику, чтобы убедить народ, который хочет зрелищ, и как часто нужно мелькать на телеэкране, чтобы избиратель привык к определенному цвету флажка, определенным слоганам или лидерам, фотографиями которого должны быть завешены все политические стенды РМ.

Это к слову насчет равных шансов для всех политических партий.

Поэтому, понимая, что я не являюсь олигархом, и что у нас не будет спонсоров, потому что если появляется спонсор, партия моментально деградирует в олигархическую структуру, мы сочли, что нынешнее протестное движение обладает уникальной способностью поднимать массы и направлять их энергию в нужном направлении. Это стоит больше, чем 5-7 телевидений, чем вся остальная политическая риторика, и может быть больше, чем несколько лет достаточно напряженной работы.

Мы объединили этот протестный дух с политической организацией, и мы фактически взаимодополняем друг друга. Вот эта взаимодополняемость – это и есть залог успеха нового проекта.

— Взаимодополняемы, то есть Вы сохраняете определенную роль в этой партии?

— Конечно. Во-первых, главная роль, которая мне отводится, — это наставник молодежи. Я не шучу. Люди, которые приходят из протестного движения, — многие из них лишены политического опыта. Потому что митинги и протесты – это только одна из форм массового воздействия на власть. А политика и управление партией, обеспечение ее нормального функционирования, формирование и деятельность структур в территориях, — это труд, который нуждается в работе профессионалов. На съезде мне предложили роль почетного  председателя партии. По нашему уставу, решение об этом принимает исполком нашего формирования.

— В социальных сетях уже появилась шутка по этому поводу, что у нас в Молдове появился институт  почетных председателей, основу которого заложил Дмитрий Дьяков, перейдя в почетные председатели Демократической партии Молдовы.

— Отдав бразды партии, я остался, чтобы помочь в ее становлении. Но так устроен менталитет совкового и постсовкового периода, что если человек вне должности, то как бы и нет его. Я думаю, что Дьяков это вовремя понял. Поэтому и принял эту должность.

— Получается, что у нас человек без должности никто, но если он хочет чего-то добиться, значит, он должен быть в партии. И, если он хочет свою идею реализовать, значит, за ним должна быть партия. В итоге, в Молдове слишком много партий, сама идеология уже не имеет смысла. Имеют значение только те люди, которые приходят и уходят вместе с партиями.

— В Молдове зарегистрировано 44 партии. Из них активные — где-то с десяток, остальные существуют на бумаге. Второе. Партии формируются как общества с ограниченной ответственностью, в том числе с ограниченной политической ответственностью. Они создаются под конкретного человека, и большинство из них фактически не обладают тем, что объединяет людей в большие ассоциации.

Идеальная, или нормальная, партия – та, в которую люди объединяются, если верят в одно и то же, у них есть общая идея, политическая доктрина,  ясные представления о путях развития общества. Если взять наши 44 партии, то на протяжении многих лет дешевый популизм остаётся ключевым элементом их идеологической деятельности. По сути это партии «чего изволите», они искренне считают рядового гражданина, человека с улицы лохом, которого можно очень просто развести. Щедро и цинично пообещать ему то, что он хочет услышать от власти, главное чтобы «рядовой гражданин правильно проголосовал».

А после выборов эти партии становятся инструментом прихода во власть и контроля над госсобственностью и в целом над финансовыми потоками. С чем мы уже сталкиваемся на протяжении последнего десятилетия, причем с такой очевидностью, что даже самым наивным и «зашоренным» гражданам становится ясной простая истина – именно эти партии создали олигархический, антинародный режим в Молдове. Эти партии в парламенте десятки раз меняли свою точку зрения, без конца создают какие-то коалиции в угоду своим хозяевам, в борьбе олигархов за власть, а значит за деньги. Вот и вся правда о той системе власти и обогащения кучки отъявленных негодяев при прямом пособничестве их карманных партий.

Мы топчемся на месте уже 25 лет. Мы так и не создали функциональную многопартийную систему. Вместо неё появилась и разрослась партийно-финансовая олигархическая система, в рамках которой происходит диковатая борьба без правил за доступ к корыту.

Однако то, что сейчас возникает на основе Гражданской платформы — по-своему это новый опыт для Молдовы, в рамках которого создаётся сплав массового протестного движения и политической организации, что само по себе создаёт препоны на пути возможной олигархизации этого политического формирования.

Здесь людей объединяет убеждение в том, что главным препятствием на пути модернизации Молдовы через демократию и реформы — является олигархат во всей его воровской «красе», духовной нищете и моральной деградации.

— Но, по сути, члены Гражданской платформы вынужденно пошли на такой шаг – вступить в политику. До сих пор они заявляли, что речь идет лишь о гражданской инициативе. Однако под давлением обстоятельств им приходится реформироваться.

— Не совсем так. Во-первых, изначально это действительно одно из наиболее масштабных протестных общественных движений, которое выросло снизу, из недр гражданского общества, объявило о том, что необходимо контролировать партии, что нужно воздействовать на власть, поскольку терпеть все это беззаконие дальше нельзя.

Постепенно состояние недовольства и возмущения на начальном этапе привело к тому, что требования, которые выдвигались на национальных собраниях, приобретали ярко выраженный политический характер. Катализатором послужило пресловутое «воровство миллиарда» и явное нежелание властей расследовать это преступление и наказать виновных.

Движение к началу лета стало социально-политическим. Требования об отставках власть предержащих, нарастающая  критика в адрес олигархов, всё более жёсткие требования митингующих перейти от слов к делу, могли иметь два выхода.

Во-первых, нечто напоминающее революционное движение – но это крайне рискованный путь. Не потому что протестующие и их лидеры не в состоянии организоваться и воздействовать в революционном порыве на власть. А потому что есть очень много желающих цинично использовать порыв масс и решить свои собственные задачи. Как это было в 2009 году.

Поэтому Платформа ДА выбрала конституционный демократический путь, который нормально воспринимается не только Западом, но и Россией, которая давно создала инструменты, в том числе политические, чтобы поиграть на этом поле с минимальными политическими рисками. Этот путь предполагает легальную борьбу за власть, участие в электоральном процессе, и, соответственно, наличие политической партии, посредством которой будут достигнуты политические цели. И первым решительным шагом на этом пути будет замена всех тех, кто выполнял предыдущие прямые и косвенные указы олигархов во власти.

Создав такие предпосылки, на гребне протестного настроения в обществе и углубляющегося кризиса в стране, можно быстро преумножить начальный политический капитал для того, чтобы вклиниться в правоцентристский сегмент, который сейчас просто рушится. Если на левом фланге  относительная стабильность, то справа может оказаться полный вакуум. Даже с точки зрения политической стабильности Молдовы, эту задачу надо выполнить. Теперь появляется игрок, который четко себя позиционирует на этом сегменте и у которого за спиной есть поддержка десятков и сотен тысяч граждан Молдовы.

— Не получится ли так, что этот игрок также станет игрушкой в руках неких олигархов, на что постоянно нам намекают?

— Не намекают. Это очень жесткая, активная контрпропаганда главного олигарха этой страны, который очень четко знает, как подчинить ту или иную структуру. Риски есть. Но сам факт, что это обсуждается в протестном движении, — уже шаг вперед. Второй шаг, который заявлен и новым лидером партии: все деньги, все расходы и доходы, — все прозрачно, все документируется, никаких черных касс, никакого сомнительного финансирования.

Кстати, меня порадовало, что на съезде, который состоялся в воскресенье, была довольно большая группа предпринимателей, как из Кишинева, так и – что особенно важно – из районов. Это значит, что частный сектор поднимает голову. Крупный бизнес, конечно, пока шагу не может в этом направлении сделать, потому что будут крайне неприятные последствия. Но средний класс в сегменте частного бизнеса становится смелее и уже открыто выступает на стороне внепарламентской оппозиции.

Я думаю, что вот здесь возникают предпосылки того, что политические формирования  будут финансироваться как все нормальные партии в многопартийной системе, в том числе бизнесом, но открыто и под контролем. При этом партия не исключает, что возможно введение системы членских взносов. Так как обновлённая партия опирается на бедные слои населения, которые ощущают несправедливость наиболее остро и поэтому активнее остальных, то и взносы будут иметь, скорее всего, символический характер. Но то, что бизнес понимает, что нужно изменить ситуацию в Молдове, что нужна стабильность, и у них есть мотивация очень личностная для достижения этого, — это уже мощный сигнал того, что ситуация меняется.

— Создание политической платформы говорит ли о том, что досрочные выборы неизбежны, и правоцентристская оппозиция уже готовится?

— Конечно. Когда-то лидер партии коммунистов на вопрос: когда они начинают следующую предвыборную кампанию, — ответил: на следующий день после выборов. И он был совершенно прав. Вся политическая деятельность любой партии до выборов – это период предвыборной кампании. Это  постоянный процесс. Поэтому если мы говорим о новой партии, то, во-первых, нужно сохранить протестный дух, не дать ему пойти на спад, а, во-вторых, в срочном порядке укрепить территориальный структуры и уточнить стратегию политической борьбы. Вне всякого сомнения, любая партия для того и создается, чтобы прийти к власти, а для этого должна всячески готовиться к выборам.

— Когда прозвучали заявления-предостережения Лупу и Гимпу о том, что президент может выступить с некой независимой кандидатурой премьер-министра, не согласованной с партиями власти, шла ли речь о том, что может быть выдвинута кандидатура от этой новой политической платформы?

— Исключено. Абсолютно.

— Называют Майю Санду, Иона Стурзу – они как бы поддерживают платформу.

— Майя Санду и Ион Стурза – это достаточно настойчивые попытки создать неких идолов, «спасителей Молдовы», которых кто-то очень последовательно пытается продвигать в молдавском обществе, и я, как аналитик, прекрасно отдаю отчет в том, кто за этим стоит. Шансы были у Майи Санду выступить на объединительном съезде и громко, во весь голос, заявить о своём участии в борьбе с олигархическим режимом.

А оракулы из-за Прута, которые издалека пытаются  осчастливить молдавский народ разными манифестами, — у них есть масса ресурсов и возможностей не только личностного характера, но и финансового, должны прийти и подставить плечо, а не ждать, когда народ подготовит почву и въехать на белом коне в преклоненную столицу. Политика делается людьми, у которых есть амбиции и здоровое честолюбие, и которые вложили много энергии и сил в партийное строительство, и они так просто не отдадут никому и ничего.

То что делает Тимофти,  намекая на то что готов предложить кандидата на должность премьера,  – это скорее всего маневр президентуры, чтобы не поставить президента под удар. Или имитация какой-то деятельности, которая должна создать иллюзию, что глава государстве следует букве основного закона.

— Можно сказать, что Политическая платформа – оппозиция левой оппозиции? Потому что у нас уже общим местом стало говорить, что нужно создать правую партию, иначе к власти придут Усатый и Додон.

— Это все страшилки. Проще всего управлять обществом путем нагнетания страха. И на Западе это периодически делается, раздувают какую-то тему, и у нас научились. Поэтому, не имея никаких доктрин, никаких планов, никакого желания делать что-то в этой стране, проводить жизненно-важные реформы, они периодически пугают население. Одних — прорумынски настроенными партиями, других – Россией и Сибирью.

Речь идет о запугивании простых людей, которые с легкостью поддаются циничным манипуляциям , чтобы потом уже использовать их  в предвыборной кампании.

С другой стороны, политическая борьба – это и есть противостояние. Если все происходит открыто, сопровождается дебатами в обществе, люди начинают понимать лучше, какие цели ставят перед собой партии, – это нормальный процесс.

Задача Политической платформы «ДА» —  утвердиться как можно быстрее в качестве здоровой и здравой альтернативы олигархическим партиям, засилье которых мы наблюдаем сегодня в парламенте и которые довели Молдовы «до ручки».

— А идеологически что она из себя представляет?

— Идеологически доктрина партии остается неизменной, программа достаточно хорошо прописана, потому что за три года ничего не изменилось, цели и задачи партии остаются четко обозначенными. Идеологически партия основана на социально-либеральной доктрине. Это результат конвергенции двух базовых доктрин, которые имели колоссальное влияние на умы людей в 20 веке. Если изложить ее коротко и понятно: максимум свободы для граждан  в условиях диктатуры закона и правового государства. Все.

— И никакой геополитики?

— Нет, геополитика – это всего лишь часть политики. Нас запугивают без конца: ты с кем? На каком языке говоришь? Как относишься к истории? Мы были заложниками лингвистов и историков и сейчас стали заложниками специалистов геополитики. Геополитика – это сочетание политики и территории.

Да, мы зажаты между двумя крупными европейскими государствами: Румынией и Украиной. Да, у России есть здесь определенные долгосрочные стратегические интересы. Да, у нас есть определенные отношения с нашими стратегическими партнерами на Западе: ЕС и США. Это тот контекст, который формирует нашу геополитику.

Но геополитика – это не вся та пропаганда и дурь, которая идет с экранов телевизоров на уровне плинтуса, потому что на этом уровне проще сначала оглупить человека, потом манипулировать им самым безобразным образом. И конечно, впрыском какой-то дезинформации, мути. Там где мутно, там это все и работает.

— Какие задачи, по-Вашему, должна решить новая партия?

— Мы считаем, что олигархический режим входит в свою завершающую стадию. И признаков этого более чем достаточно. Он сформировался как жесткая пирамидальная структура, которая подмяла под себя все властные структуры и породила общий кризис в Молдове. Но агония этого режима уже проявляется, потому что он противопоставлен народу и носит паразитический характер. Ситуация в стране практически революционная. Сегодня происходит радикализация всей жизни общества, с совершенно непредсказуемыми последствиями. Легитимности  власти никакой нет, и три года олигархическим партиям никак не продержаться у власти. Неспособность создать правительство тому яркое подтверждение.

В это непростое и полное рисков и угроз время первостепенная задача Партии, как политической платформы для деятельности протестного движения, – упорядочить протестные настроения, ввести их в цивилизованную колею легитимности и законности, использования легальных методов в политической борьбе. В этом смысле Партия должна быть готовой решить историческую задачу – преодоления самого опасного и отвратительного этапа молдавского капитализма – кумовского и олигархического, выведение Молдовы из нынешнего тупика на столбовую дорогу реформ и модернизации.

 

ИСТОЧНИК: NOI.MD