Новая реальность: решение КС и война Усатого с Додоном

Новая реальность: решение КС и война Усатого с Додоном

Решение Конституционного суда по возврату к прямым выборам президента вкупе с открытой конфронтацией лидеров «Нашей партии» Ренато Усатого и Партии социалистов Игоря Додона создало в Молдове новую реальность, к которой приходится на ходу приспосабливаться всем политическим силам.

Отмена конституционной реформы 2000 года стала «ядерным взрывом», который заразил радиоактивными осадками всю политическую сцену Молдовы.

Владимир Плахотнюк, с его репутацией «захватчика» государства в целом и КС в частности, отвел от себя угрозу досрочных парламентских выборов, которые могли быть объявлены в результате неизбрания президента в парламенте на фоне массовых акций протеста объединенной оппозиции. На сегодня законных юридических оснований для объявления досрочных выборов нет. Объединенная оппозиция перестала быть объединенной, о протестном движении можно говорить в прошедшем времени. Споры о законности и последствиях решения КС перессорили даже бывших членов этого учреждения. Плахотнюк снова выиграл время, чтобы подготовится к выборам президента и провести их по своим правилам с целью сохранить ситуацию «захваченного государства».

До 4 марта, когда было принято злополучное решение КС, существовала надежда, что на досрочных парламентских выборах ПСРМ и НП получат большинство, которое сможет утвердить свое правительство, вырвать Молдову из олигархического плена и постепенно расчистить авгиевы конюшни «проевропейской» власти. Эти надежды убиты не только решением КС, но и открытым конфликтом Усатого с Додоном. Все пошло вразнос, а в результате в выигрыше опять Плахотнюк.

На сегодняшний день наиболее адекватной стратегией оппозиции выглядит участие в президентских выборах, пусть и по правилам Плахотнюка, в расчете вывести из-под его контроля институт главы государства и использовать эту должность для дальнейшей борьбы с олигархическим режимом, в том числе через провоцирование досрочных парламентских выборов. Такие выборы должны зафиксировать новый расклад сил в обществе, сделать власть более адекватной, поскольку нынешний режим совершенно нелегитимен, а парламентское «абсолютное большинство», склеенное из предателей и перебежчиков, представляет только интересы Плахотнюка, но никак не волю избирателей.

Если решение КС не будет отменено, например, в результате отрицательного заключения Венецианской комиссии, в этом году пройдут президентские выборы. Можно, конечно, убеждать себя в том, что выборы эти незаконные и ненастоящие, как страус, зарывать голову в песок, но от этого гиены и шакалы, которые все это затеяли, не исчезнут, а только еще больше обнаглеют.

От правой, так называемой проевропейской оппозиции, основными кандидатами в президенты могут стать лидеры Платформы DA Андрей Нэстасе и создаваемой партии PAS Майя Санду. Основной претендент от левых, так называемых пророссийских сил — лидер ПСРМ Игорь Додон. Всего кандидатов будет, конечно, больше, может, человек 15, и без второго тура не обойтись. Склонить чашу весов в ту или другую сторону во втором туре может НП, лидер которой Ренато Усатый не выдвинется в президенты, потому что ему еще не исполнилось 40 лет.

После решения КС между Усатым и Додоном развернулась настоящая война, и уже трудно представить, как первый может поддержать на выборах второго. Позиция самого Усатого меняется день ото дня. Сначала он призвал к бойкоту выборов президента, потом высказался за их отмену через обращение в Венецианскую комиссию, затем заявил о возможной поддержке кандидата от правых Андрея Нэстасе, и наконец, пообещал поддержать некоего кандидата от левых, который не позволит Додону пройти во второй тур. Очевидно, что Усатым движут два мотива: обида от того, что КС не снизил возрастной ценз для участия в выборах президента до 35 лет и тем самым отсек его от президентской гонки, и личная ненависть к лидеру социалистов. Усатый открыто объявил свою цель на этих выборах: «Я сделаю все, чтобы Додон не стал президентом».

Всего за несколько дней после решения КС Усатый и Додон из потенциальных лидеров будущего правящего большинства превратились в заклятых врагов, которые сожгли мосты, наведенные между НП и ПСРМ в ходе совместных протестов против Плахотнюка.

С одной стороны, конфликт Усатого с Додоном вызывает глубокое сожаление, потому что разрушает надежду на смену нынешнего режима. Ни НП, ни ПСРМ не могли по отдельности получить большинство в парламенте. Расчет был на то, что они создадут коалицию, которая сменит действующую власть. Теперь ни о какой коалиции этих двух партий говорить не приходится, тем более что и самих выборов в парламент не предвидится.

С другой стороны, хорошо, что этот конфликт случился сейчас, а не после выборов. Лучше, чтобы гнойник прорвало, гной вытек, и рану залечили. Может, в результате получится создать на новой, более здоровой основе, какой-то другой альянс, хотя на фоне сегодняшних дрязг и оскорблений это кажется нереальным.

Совместный протест объединенной оппозиции был браком по расчету, заключенным для борьбы с режимом Плахотнюка. В рамках этой борьбы разные участники преследовали разные, порой прямо противоположные и несовместимые, цели. Но было понимание, что пока этот режим сохраняется, о каких-то частных целях говорить не приходится. Вопрос стоял не о том, как жить завтра, а как выжить сегодня.

Плахотнюк, с его интуицией гангстера и мошенника, понял, что до тех пор, пока оппозиция не готова к силовым действиям, все ее протесты — это сотрясание воздуха, а сами участники протеста не представляют для него угрозы ни вместе, ни по отдельности. Потому он и продолжает вести себя так дерзко и вызывающе. Решением КС от 4 марта Плахотнюк вообще лишил оппозицию общих целей и разметал ее лидеров в разные стороны.

Усатый обвиняет Додона в том, что он «проект Плахотнюка». Додон эти обвинения отрицает и требует от Усатого доказательств. Конкретных доказательств Усатый не предъявляет, предлагая поверить ему на слово. Сторонники ПСРМ, со своей стороны, обвиняют Усатого в том, что он сам «работает на Плахотнюка», развязав войну с Додоном, фактически разрушая проект, который считался «пророссийским», и продвигая тем самым в Молдове интересы Запада и поддерживаемого им «проевропейского» режима Плахотнюка. Усатый эти обвинения тоже отрицает. Но пока идет спор по принципу «слово Усатого против слова Додона, и наоборот», побеждает дело Плахотнюка.

Масла в огонь умело подливают бывшие коммунисты. С одной стороны, они не могут изжить старую ненависть к бывшему однопартийцу Додону и умело натравливают на него Усатого, манипулируя его личными обидами и амбициями. С другой стороны, и сам Усатый — это конкурент бывших коммунистов. Для них он такой же выскочка, как и Додон. Пока в молдавской политике есть Додон и Усатый, а ПКРМ остается захваченной воронинскими ренегатами, бывшим коммунистам рассчитывать не на что. Им выгодно, чтобы Усатый вел себя так, как он себя ведет, потому что своей войной с Додоном он крушит, может быть, сам того не понимая, и свой собственный политический проект.

С другой стороны, войну Усатого с Додоном так же ловко используют Плахотнюк, «проевропейцы» и унионисты с целью сломать набиравший силу конкурирующий «пророссийский» проект.

Решением КС Плахотнюк спутал всем карты и умело стравил между собой своих соперников. Новая ситуация требует новых анализа и решений, если кто-то в состоянии еще что-то и как-то анализировать и решать. Плахотнюку спешить некуда, но у Молдовы и ее граждан уже не осталось времени на политические игры, в которых они постоянно проигрывают.

Дмитрий Чубашенко

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *