Партия коммунистов утратила идентичность и оказалась на грани исчезновения

Партия коммунистов утратила идентичность и оказалась на грани исчезновения

Один из политических итогов уходящего года — раскол в Партии коммунистов. Случившееся может стать для нее ударом, от которого она уже никогда не оправится. Лидер самой мощной в прошлом левой оппозиционной силы Владимир Воронин нашел виноватых и заявил, что за расколом стоят демократы. Но ирония в том, что он сам приложил руку к тому, чтобы запустить в собственной партии процесс самоуничтожения.

«ПКРМ сегодня умерла, — так лидер Партии социалистов Игорь Додон 21 декабря прокомментировал раскол в парламентской фракции коммунистов. — Мы были первыми среди левых. Сегодня остались единственными».

В день, когда Додон сделал это заявление четырнадцать депутатов во главе с теперь уже бывшим идеологом ПКРМ Артуром Решетниковым объявили о намерении создать социал-демократическую платформу. Додон, покинувший компартию в 2011 году, не упустил случая съязвить: «Я обращаюсь к Воронину: за отдельные заслуги, которые у вас были в 2001-2008 годах, как у президента, при том, что были и ошибки, мы готовы принять вас в ПСРМ в качестве члена партии, во фракцию социалистов, так что подумайте хорошо».

Воронин через сутки прокомментировал массовый исход из партии. «И для меня, и для моих коллег это было неожиданностью. Был шок. Я узнал об этом из телевизора», — отметил он.

Всех, кто покинул фракцию он назвал «предателями» и заявил, что за выходом депутатов стоит лидер Демпартии Мариан Лупу. Судя по тому, что демократы немедленно взяли экс-коммунистов в союзники — новый социал-демократический проект курирует фактический лидер демократов Владимир Плахотнюк — Воронин был прав, обвиняя демократов.

Но дело еще и в том, что лидер ПКРМ сам приближал именно такой финал и немало сделал, чтобы запустить необратимые процессы развала собственной партии. Как это вышло?

Сорванная сделка

21 мая 2014 года в кишиневском офисе молдавского бизнесмена Эммануила Гриншпуна, возглавляющего Еврейский конгресс Молдовы, сидел человек в инвалидном кресле. Гость из Москвы ждал лидера ПКРМ Владимира Воронина, чтобы поделиться последними новостями, касающимися сотрудничества Кремля с главной на тот момент оппозиционной партией.

Дела тогда у коммунистов шли хорошо. Они готовились к избирательной кампании по выборам в парламент и были в хорошей политической форме. ПКРМ клеймила «бандитский режим», обещала посадить олигархов, называла Соглашение об ассоциации с ЕС «вильнюсским сговором» и требовала референдума о присоединении к Таможенному союзу. Опросы показывали, что партия имеет шансы занять на выборах первое место.

Московским гостем, ожидавшим Воронина в офисе Гриншпуна, был Олег Бойко. Российский миллиардер, президент инвестхолдинга Finstar (61-я строчка в списке Forbes с состоянием $1,3 млрд; сам Бойко говорил о $2 млрд) намеревался рассказать лидеру ПКРМ, что Москва отзывает условия, которые тот должен был выполнить в обмен на поддержку в ходе предстоящих выборов.

  • Миллиардер Олег Бойко прилетал в Кишинев с хорошими новостями для Партии коммунистов

    Фото: стоп-кадр из YouTube

    Миллиардер Олег Бойко прилетал в Кишинев с хорошими новостями для Партии коммунистов

Помимо политической и финансовой помощи на выборах, Бойко намеревался обсудить крупные инфраструктурные проекты, которые российский бизнес мог реализовать в Молдове после победы коммунистов. «Москва отозвала все условия — положила перед Ворониным чистый лист и сказала — пиши, сколько тебе надо на выборы, сколько тебе надо на восстановление экономики», — утверждает собеседник NM, который был в курсе переговоров c Бойко.

Неожиданному визиту российского миллиардера предшествовали долгие переговоры коммунистов с Москвой. Прежде чем начать оказывать Воронину медийную, политическую и финансовую поддержку, россияне хотели прояснить несколько моментов. В частности, обозначить дату ухода с поста лидера партии и определиться с преемником, чтобы с ним можно было начинать работать.

Еще в Москве хотели гарантий, что компартия не станет вести закулисные переговоры с партиями альянса. «Непостоянство Воронина всем известно. Ему не забыли отказа от подписания «меморандума Козака» (план урегулирования приднестровского конфликта, разработанный в 2003 году тогдашним замглавы кремлевской администрации Дмитрием Козаком.— NM) и последовавших метаний между Востоком и Западом«,— пояснял NM собеседник в компартии.

Гарантами договоренностей должны были стать люди, которых Москва настоятельно рекомендовала вписать в предвыборный список ПКРМ на проходные позиции — в первую десятку. Гарантов было семь. Имена шести NM называли собеседники в ПКРМ: это бизнесмены Вячеслав Платон, Виталий Чебану, Николай Куртогло, политолог Виктор Жосу, тогдашний лидер движения «Единая Гагаузия», а ныне депутат парламента от Партии социалистов Федор Гагауз и председатель Конгресса молдавских диаспор Александр Калинин.

Новость, которую Бойко собирался лично сообщить Воронину, заключалась в том, что Москва отказывается от всех вышеперечисленных требований и готова поддержать коммунистов на выборах если та пойдет на выборы под лозунгами борьбы с олигархами и вступления в Таможенный союз. Заслугу в этом приписывают теперь уже бывшему члену Центрального комитета ПКРМ Марку Ткачуку.

«Я не знаю, что сделал Ткачук. Он перекрутил все так, что они отказались от всех условий, они отозвали список, они отозвали гарантии. И Бойко настолько был обрадован таким результатом, что по дороге на отдых решил приземлиться в Кишиневе и лично рассказать об этом Владимиру Николаевичу. Он понимал, что навязывается — встреча не была согласована. Он позвонил и сказал: «У нас хорошие новости», — рассказывает собеседник NM, который знал о переговорах с Москвой.

По его словам, Ткачук позвонил сыну лидера ПКРМ Олегу Воронину и попросил организовать встречу с отцом. В назначенное время автомобиль, в котором сидел Владимир Воронин, подъехал к офису Гриншпуна, простоял там несколько минут и уехал. Воронин так и не вышел из машины.

Бей своих

По словам тех, кто знает об этом инциденте, Воронин объяснил отказ встречаться тем, что не желает говорить «о серьезных вещах с серьезными людьми» в присутствии «голодранца Ткачука».

Один из бывших членов ПКРМ, знающий детали несостоявшейся встречи, уверяет, что Воронин попросту принял решение не выигрывать парламентские выборы, а потому «не хотел слышать хорошую для себя информацию». Он считает, что такова была договоренность лидера ПКРМ с фактическим лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком.

Вечером того же дня Воронин появился в программе Moldova in direct на телеканале Moldova1. Говоря о вероятности присоединения к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), который на тот момент только создавался странами Таможенного союза, он неожиданно заявил, что невозможно «присоединиться к тому, чего не существует». «Надо быть друзьями со всеми. Ласковый теленок двух маток сосет», — сказал Воронин. Это при том что к тому моменту Партия коммунистов уже больше года декларировала необходимость разворота на Восток и вступления в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана.

Дальше события развивались стремительно. 22 мая Марк Ткачук написал письмо членам политисполкома ПКРМ, в котором предупредил, что без поддержки Москвы эффективную предвыборную кампанию коммунистам не провести: «Ее [поддержки Москвы] нет сегодня потому, что мы фактически отказались от диалога с РФ, перестали обсуждать с российской стороной их условия возможной поддержки ПКРМ».

  • Самый крупный конфликт между Ткачуком и Ворониным произошел в мае 2014 года

    Фото: Максим Андреев, NewsMaker

    Самый крупный конфликт между Ткачуком и Ворониным произошел в мае 2014 года

В своем письме Ткачук также сообщил о намерении сложить мандат депутата парламента, поскольку «нельзя являться одним из руководителей партии и демонстрировать полную неспособность объяснять хотя бы самому себе — что мы делаем, куда идем, к чему призываем». 23 мая о сложении Ткачуком мандата было объявлено на заседании парламента.

Почти через две недели Ткачук публично объяснил свой шаг. На пресс-конференции 6 июня он заявил, что в партии произошел «мятеж» подконтрольных олигарху Владимиру Плахотнюку сторонников союза ПКРМ с демократами. Имен он называть не стал.

Собеседники NM говорили, что вокруг Владимира Воронина тогда сплотилась группа, в которую вошли депутаты Артур Решетников, Олег Рейдман, Владимир Витюк, Анатолий Загородный, Мария Постойко, Ирина Влах, Виолетта Иванова. Они противостояли «группе Ткачука, в которую входили Григорий Петренко, Юрий Мунтян, Александр Петков, Зураб Тодуа, Константин Старыш, Михаил Полянский и другие. Сторонники Ткачука называли своих оппонентов «бизнесменами». Сами же ткачуковцы за свой радикализм получили неформальное прозвище «талибы».

На следующий день, 7 июня, состоялся знаменитый пленум ЦК ПКРМ, на котором Ткачук, Мунтян и Петренко лишились постов в руководстве партии: их вывели из состава политисполкома. Жестче всех на том пленуме по «талибам» били «бизнесмены» во главе с Ворониным.

После пленума руководство компартии фактически отказалось от курса на интеграцию в Таможенный союз и жесткой критики власти, а также вернулось к умеренной евроинтеграционной риторике. Переговоров о поддержке ПКРМ со стороны Москвы больше не велось.

Правый уклон

Разногласия между Ворониным и Ткачуком, как и попытки сближения коммунистов с правоцентристскими проевропейскими партиями, начались задолго до подготовки к парламентской гонке 2014 года.

После апрельских выборов 2009 года, когда все еще правящей на тот момент ПКРМ не хватало в парламенте одного мандата для избрания президента, коммунисты пытались договориться о «золотых голосах» с лидером Альянса «Наша Молдова» Серафимом Урекяном.

В переговорах участвовал Марк Ткачук. Как утверждают собеседники NM в ПКРМ, он нашел-таки «золотой голос». Но руководством ПКРМ было принято решение идти на досрочные выборы, на которых коммунисты в итоге были отстранены от власти партиями, впоследствии создавшими альянс «За евроинтеграцию». Оппоненты Ткачука в Партии коммунистов, впрочем, утверждают, что как раз он был тем, кто лоббировал решение выходить на досрочные выборы, уверяя, что после событий 7 апреля ПКРМ возьмет на выборах абсолютное большинство.

Оказавшись в оппозиции после восьмилетнего периода единоличного правления страной, ПКРМ еще не раз оказывалась на грани заключения союза с партиями проевропейской коалиции. После досрочных парламентских выборов 28 ноября 2010 года ПКРМ едва не создала левоцентристскую коалицию с Демпартией. Посредником в переговорах тогда выступил Сергей Нарышкин, возглавлявший в то время администрацию президента РФ. Но демократы в последний момент передумали и создали проевропейскую коалицию с либерал-демократами и либералами.

После провала в 2010 году идеи левоцентристской коалиции ПКРМ ушла в жесткую оппозицию. На первые роли в партии уверенно вышли сторонники Марка Ткачука — именно они диктовали радикально оппозиционную партийную повестку. Они использовали каждый промах властей, коих было в избытке. Именно на критике правящих партий рейтинг ПКРМ шел вверх, а популярность правящего альянса и идеи европейской интеграции в целом — снижалась.

Помимо жестких обвинительных выступлений в парламенте, коммунистам удалось освоить тактику уличной борьбы. Летом 2011 года по инициативе Ткачука ПКРМ создала Гражданский конгресс — широкую общественную структуру, призванную сплотить вокруг коммунистов всех противников действующей власти. На протяжении почти двух лет конгресс под эгидой ПКРМ успешно проводил по стране так называемые социальные марши.

Однако весной 2013 года, когда распался второй альянс «За евроинтеграцию», ПКРМ едва не вошла во власть. Либерал-демократы и демократы тогда разругались и в стране разразился беспрецедентный политический кризис, спровоцированный охотой в заповеднике «Пэдуря Домняскэ». Взаимными обвинениями дело тогда не ограничилось и стороны быстро перешли к активным действиям, в ходе которых демократы и либерал-демократы поочередно создавали в парламенте ситуативные альянсы с ПКРМ. В феврале ЛДПМ вместе с коммунистами упразднила пост первого вице-спикера, который тогда занимал Плахотнюк. А в начале марта уже демократы и ПКРМ отправили в отставку правительство Филата.

Либерал-демократы и демократы, не имевшие нужного большинства в парламенте для полной победы, были вынуждены идти на объединение усилий с коммунистами. И в мае, рассказывает один из участников этих переговоров со стороны ПКРМ, Владимир Плахотнюк сделал Владимиру Воронину предложение: избрать спикером представителя ПКРМ. Воронин пришел с этой идеей во фракцию и стал ее продвигать. Дискуссии были жаркими. Ткачук объяснял, что это ловушка — коммунисты в этом случае стали бы властью не имея рычагов для влияния на принятие решений. В «группе Ткачука» уверяют, что только их протесты тогда предотвратили полноценную «красно-синий» альянс. Так или иначе, но в конце мая в Молдове не без участия Брюсселя была создана коалиция «Проевропейского правления» в составе ЛДПМ, Демпартии и отколовшейся от Либеральной партии группы либералов-реформаторов.

Два месяца спустя — в июле — компартия провозгласила курс на «бархатную революцию», уличные протесты шли по нарастающей. Их кульминацией должен был стать «поход на Кишинев», запланированный на конец ноября — в канун вильнюсского саммита «Восточного партнерства», где молдавские власти намеревались парафировать Соглашение об ассоциации с ЕС. К «походу на Кишинев» готовились несколько месяцев, среди актива и сторонников ПКРМ, в том числе в регионах, была объявлена полная мобилизация. Людей призывали готовить палатки и теплые вещи для «длительного противостояния режиму».

В день акции 23 ноября на площади собрались около 50 тыс. сторонников ПКРМ. Однако дальше произошло необъяснимое. Слово взял Владимир Воронин, который, напев в микрофон несколько куплетов песни «День Победы», объявил акцию закрытой и призвал людей расходиться по домам.

Сторонники радикально оппозиционной партийной линии не скрывали разочарования. «По плану люди должны были занять площадь и остаться там, пока режим не падет. „План Б“ предусматривал мирное занятие здания правительства», — рассказал NM один из сторонников ПКРМ, участвовавших к подготовке марша на Кишинев.

Больше всех был раздосадован Ткачук. «Бархатная революция», курс на которую был официально объявлен 6 июля 2013 года, […] вместо решительного сноса антинародного режима выродилась в пошлое «караоке» на центральной площади« — сетовал он в письме политисполкому ПКРМ в мае 2014 года.

Полный назад

После провала ноябрьской «бархатной революции» ПКРМ начала подготовку к очередным парламентским выборам. В том же месяце лидер российской Компартии Геннадий Зюганов по просьбе молдавских коллег направил президенту РФ Владимиру Путину обращение с просьбой посодействовать ПКРМ как главному союзнику Москвы на молдавском фронте. «Воронин запросил помощи, в первую очередь, финансовой. Само собой, наобещал с три короба. Просьба дошла в письменном виде до Путина, тот дал указание, но аккуратное, что-то наподобие „изучить возможность оказания помощи“», — рассказал NM источник в Москве.

В последовавшем письме главы МИД России Сергея Лаврова Геннадию Зюганову содержались заверения в том, что Россия готова работать с молдавскими коммунистами. «Но все упиралось в старую проблему — недоверие Москвы к Воронину. Отсюда история со списком гарантов и другими условиями», — сказал NM собеседник. В администрации президента РФ, по его словам, есть влиятельные люди, которые в действительности не были заинтересованы, чтобы «что-то завязалось с Ворониным». Когда переговоры с Ворониным, важным элементом которых и должна была стать встреча с Бойко, провалились, мало кто в Москве удивился, а кое-кто еще и выдохнул с облегчением.

Уже к августу 2014 года Кремль окончательно определился с новым политическим партнером в Молдове — им стала Партия социалистов (ПСРМ). За продвижение нового союзника в Кремле взялись всерьез: организовали лидеру ПСРМ Игорю Додону встречу с президентом Путиным, надавили на конкурентов на левом фланге. Результат не заставил себя ждать. Хотя рейтинг ПСРМ еще весной не превышал 1%, социалисты заняли на парламентских выборах первое место, получив около 21,5% голосов. Лишившаяся же доверия Москвы ПКРМ показала наихудший результат за всю свою историю (17,48%, третье место, 21 из 101 мандата) и начала переговоры о сотрудничестве с правящими проевропейскими силами.

  • За то, что социалисты стали главной партией на левом фланге, Игорю Додону нужно благодарить лидера коммунистов

    Фото: Максим Андреев

    За то, что социалисты стали главной партией на левом фланге, Игорю Додону нужно благодарить лидера коммунистов

В итоге было принято промежуточное решение. ПКРМ по факту стала партнером миноритарного альянса «За европейскую Молдову», приняв участие в утверждении руководства парламента и правительства во главе с Кириллом Габуричем.

В июне 2015 года экс-депутат парламента от Партии коммунистов Зураб Тодуа статью «Неусвоенные уроки» (вышла в издании «Панорама»), приурочив ее к годовщине скандального пленума ЦК ПКРМ. По его оценке, год назад партия «выстрелила себе в ногу за сотню метров до финиша». «Если бы не внутренний конфликт, Партия коммунистов сегодня была бы у власти», — уверен Тодуа.

Тодуа писал, что одним из поводов для конфликта стали противоречия касаемо деятельности фракции ПКРМ в муниципальном совете Кишинева и ее причастности к сомнительному распределению земельных участков. Больше всего претензий в этом смысле тогда было к Борису Головину, который в 2014 году избрался в парламент по спискам ПКРМ, а недавно покинул ее вместе с тринадцатью раскольниками. «Вторая [причина конфликта] была связана с ростом влияния „младореформаторов“ и угрозой для ряда членов руководства ПКРМ быть оттесненными на вторые роли, особенно после ожидаемой победы партии на выборах. Третья причина — темная и мутная, которая до сих пор еще не раскрыта до конца, была связана с общими интересами „бизнесменов“ в ПКРМ, Влада Плахотнюка и его окружения. Победная кампания Партия коммунистов угрожала этим интересам», — утверждает Тодуа.

В результате внутрипартийного конфликта группа «младореформаторов» была отстранена от руководства. Избирательный штаб возглавил Артур Решетников. «ПКРМ отказалась от борьбы. Члены и сторонники партии были обмануты — избирательный штаб не руководил кампанией, а по сути, имитировал ее. Итоги, как известно, были провальными — 21 мандат, самый худший результат со времени первого участия в парламентских выборах ПКРМ в 1998 году», — отмечает Зураб Тодуа.

Выход из фракции компартии 14 человек, немедленно занявшихся созданием вместе с Плахотнюком социал-демократической платформы, подтверждает заявления о том, что в ПКРМ всегда были люди, легко находившие общий язык с теми, кого жестко критиковали изгнанные из партии «талибы». Знал ли об этом Воронин? Эксперты уверены, что не мог не знать.

«Воронин не выглядел очень опечаленным [когда комментировал исход] — едва скрывал улыбку, шутил, чувствовал себя вполне нормально», — сказал NM исполнительный директор ассоциации ADEPT политолог Игорь Боцан.

Боцан прочит ПКРМ незавидную участь: «Партия, из которой выходит такой крупный фрагмент, вряд ли жизнеспособна. Проект „Партия коммунистов“ потихоньку закрывается, хотя опросы общественного мнения, показывают, что она выглядит лучше Демпартии».

«При нынешнем председателе Воронине у партии нет шансов. Она может умирать еще несколько лет, но окончательно исчезнет. Очевидно, что у партии нет видения и политической программы», — вторит Боцану экс-постпред Молдовы при ООН Алексей Тулбуре.

«Коммунисты никогда уже не будут играть значительной или ведущей роли на политической сцене. Можно говорить о благополучной кончине партии Владимира Воронина, который катастрофически опоздал уйти с достоинством из политики, — категоричен директор центра политического анализа Politicon Анатол Цэрану. — Коммунисты демагогически использовали ширму коммунизма, будучи партией олигархического толка, которая прикрывалась идеологией, чтобы скрыть свою сущность».

Terrawww.terra.md