Приднестровье готовится к выборам и ругает олигархов

Приднестровье готовится к выборам и ругает олигархов

В ПМР завершается избирательная кампания по выборам в Верховный Совет и местные представительные органы власти

О том, как развивается электораль­ная гонка ЛевобережьЯ, мы погово­рили c бывшим главой внешнеполи­тического ведомства ПМР, а ныне политическим аналитиком Влади­миром Ястребчуком.

 

— Владимир, правильно ли гово­рить, что на предстоящих выборах будут противостоять друг другу все­го две «точки силы» — пропрезидент­ская и та, что представляет интересы концерна «Шериф»?

— Что касается перевыборной конфи­гурации сил, действительно, сегодня в Приднестровье есть только два центра, так сказать, принятия решений – про­президентские кандидаты и кандидаты, так или иначе связанные с партией «Об­новление», или, если угодно, с холдин­гом «Шериф».

— В ходе нынешней кампании весьма часто звучат антиолигархиче­ские лозунги, говорится даже о воз­можности чуть ли не национализа­ции предприятий. Это неумеренный предвыборный популизм или нечто большее?

— Если под олигархами мы под­разумеваем представителей крупного бизнеса, которые влияют на принятие решений в государстве, контролируют часть СМИ, то такие кандидаты есть в обеих конкурирующих «группах». Во­обще, деление олигархов на «плохих» и «хороших» всегда условно.

Но вы правы, слоганы о борьбе с олигархией – одна из ярких отличитель­ных особенностей этой кампании. И в этом смысле большинство критических стрел направлены на парламентскую фракцию «Обновление» и, соответ­ственно, на «Шериф».

Но тут, на мой взгляд, присутствует определённая доля лукавства. Вполне реально организовать некое перерас­пределение части акций предприятий в пользу государства, но лично мне трудно представить, каким образом имущество, скажем, акционерных обществ, может вдруг стать государственной собствен­ностью. Есть масса юридических нюан­сов, обеспечивающих частноправовые формы регулирования экономики, кото­рые весьма непросто обойти. Возмож­но, впрочем, те, кто сегодня озвучивает эти антиолигархические лозунги чего-то нам недоговаривают…

В любом случае, в государстве, которое только ещё борется за своё международной признание и хочет при этом привлекать инвесторов, говорить о перспективах «национализации» — не самая разумная затея.

— Оппоненты президента Шевчука указывают на стремительное паде­ние его популярности у населения, говорят, что глава государства в этой ситуации может попытаться, по окон­чании нынешней кампании, уйти от формы прямых президентских вы­боров. Подобное возможно?

— Ничего похожего из уст президента я пока не слышал. Нужно понимать, что в своё время Шевчук пришёл к власти на волне очень высоких ожиданий. Об­щественное мнение было склонно наде­лять его даже теми качествами, которы­ми он, возможно, не обладал. Отсюда и определённая степень разочарования, когда реальность начала брать своё. Естественно, не добавляют Шевчуку по­пулярности и некоторые предпринятые им меры (далеко не всегда адекватные, на мой взгляд) – как, например, замо­раживание зарплат и пенсий. Однако, нужно отдать президенту должное в том, что весь негатив этой ситуации он полностью взял на себя, не став пере­кладывать ответственность, допустим, на подчинённых.

В целом же, уход от прямых прези­дентских выборов в Приднестровье не кажется мне хорошей идеей. Особенно на примере того, как это «сработало» в РМ. В условиях пока не обретённого признания, глава республики должен, я считаю, напрямую получать мандат до­верия от населения.

— По вашим ощущениям, стоит ли ждать на грядущих выборах се­рьёзных нарушений, чрезмерного использования административного ресурса?

— Ну, административный ресурс уже задействован довольно активно. В том числе, в рамках пресловутой антиоли­гархической кампании. Но основная проблема связана с голосованием военнослужащих-срочников — списки которых президентским указом засе­кречены, а Центральная избирательная комиссия во многом пока лишена воз­можности реализовать свои законные полномочия по организации выборов.

С другой стороны, меня по-хорошему удивило то, как в эту избира­тельную кампанию проявила себя при­днестровская судебная власть. Считаю, она сделала всё возможное, чтобы обе­спечить максимально широкое участие кандидатов в электоральном процессе. Достаточно сказать, что многим кан­дидатам – и вечным оппозиционерам, как Андрей Сафонов, и пропрезидент­ским выдвиженцам, — которые получи­ли отказы в окружных избирательных комиссиях, удалось вернуться в гонку, благодаря объективным действиям при­днестровских судов.

— Приднестровье — территория традиционно пророссийская. Но всех ли нынешних кандидатов можно на­звать таковыми?

— Да, это тот случай, когда каждая из противоборствующих сил старается выглядеть как можно более пророссий­ской, это, пожалуй, единственное, на чём сходятся оппоненты.

Хотелось бы верить, что россий­ская сторона, в свою очередь, деликат­но останется НАД внутренней придне­стровской схваткой…

— Скажите, а вопросы реинтегра­ции сегодня вообще не звучат в рам­ках предвыборной гонки?

— У нас тема «реинтеграции» во­обще никогда не звучала, это целиком внутриполитический тезис РМ. Придне­стровье когда-то исходило из концепции общего государства в рамках федера­тивной модели. Но и она ныне уже не актуальна. Впрочем, и Кишинёву сейчас не до неё.

— Украинский кризис каким-нибудь образом сказывается на те­кущей предвыборной кампании и общественной атмосфере в ПМР в целом?

— Это будут первые выборы после того, как на Украине резко поменялась общественно-политическая ситуация. Сегодня мы вынуждены исходить из того, что единственная «точка входа» в Приднестровье – через кишинёвский аэропорт. Скажем, для приезда наблю­дателей на выборы все сегменты гра­ницы с Украиной фактически закрыты. В то же время, у нас была возможность убедиться и в том, как власти Молдовы умеют чинить препятствия тем, кто на­мерен посетить ПМР. Всё это, разуме­ется, создаёт не иллюзорные трудности для обеспечения прозрачности нынеш­него избирательного процесса в При­днестровье.

Радует меня одно. Несмотря ни на какой украинский кризис, украинцы (как, к слову, и молдаване) по-прежнему оста­ются органической частью приднестров­ского общества и государства. Никакого раскола, слава Богу, не произошло…

 

http://kn.md/?p=17379