Приднестровский пасьянс: жизнь в условиях непризнанного государства

Приднестровский пасьянс: жизнь в условиях непризнанного государства

Приднестровский конфликт для Молдавии — застарелая боль. До сих пор не утихают споры, как случилась братоубийственная война в стране, населенной православными молдаванами, украинцами, русскими, гагаузами, представителями других народов, веками мирно жившими на земле, которую иначе как цветущей не называли.

Одни видят корень бед в политике Москвы, которая при распаде СССР пыталась удержать край в сфере своего влияния. Другие указывают на США и ЕС, которые стремятся вытеснить Россию из бывших советских республик. Третьи винят Румынию, которая подогревает унионистские настроения у соседей, чтобы поглотить их. Но все же больше правы те, кто видит причину в роковых ошибках опьяненных властью молдавских политиков, не пожелавших извлекать уроки из прошлого.

Два берега одной реки

Территория Приднестровья стала частью Российской империи после русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Для укрепления новых границ Александр Суворов заложил на левом берегу Днестра крепость, у стен которой и выросла будущая столица непризнанной республики – Тирасполь. Территория между Днестром и Прутом вошла в состав России после очередной войны с турками в 1812 году как Бессарабская губерния.

В 1918 году, воспользовавшись российской смутой, свои войска сюда ввела Румыния. Правительство Ленина не признало аннексии — в 1924 году на левом берегу Днестра была создана Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика (МАССР) в составе Украинской ССР, которая замышлялась как плацдарм для возвращения отторгнутой территории. Замысел реализовался в июне 1940 года, когда после советского ультиматума Румыния без единого выстрела вернула Молдавию СССР.

Ее жители встречали Красную армию хлебом и солью – причиной тому было недовольство румынской администрацией, которая относилась к краю как к рассаднику «большевистской заразы», превратив его в отсталую аграрную периферию.  Историки утверждают, что кроить границы Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР) Сталину помогал известный «волюнтарист» Никита Хрущев, руководивший тогда Украиной. Как и в истории с передачей Крыма, от перекройки выиграл Киев, а Молдавия лишилась выхода к Черному морю и северных районов. Но получила в довесок часть ликвидированной МАССР — территорию Приднестровья, которая тяготела к русской цивилизации.

Замороженный конфликт

Мина, заложенная «отцом народов», рванула в 1989 году, когда на волне горбачевской перестройки власти Молдавии учредили единственным государственным языком молдавский и по примеру Румынии перевели его с кириллицы на латиницу. Приднестровье отреагировало на это политическими забастовками. Ментально близкий к России регион отпугивало и то, что правящие круги в Кишиневе недвусмысленно продемонстрировали свое стремление к объединению с Румынией.

В сентябре 1990 года в Тирасполе была провозглашена Приднестровская Молдавская Республика (ПМР). В Кишиневе объявили ее незаконной, для наведения «конституционного порядка» в регион направили войска. Военную поддержку оказал Бухарест, предоставивший  советников и оружие. Остановить войну, в ходе которой тысячи людей были убиты, ранены и стали беженцами, удалось благодаря  решительным действиям дислоцированной в Приднестровье 14-й российской армии, которой командовал Александр Лебедь.

Военные облегчили задачу дипломатам – летом 1992 года руководители Молдавии и Приднестровья подписали в Кремле соглашение о прекращении конфликта. Дальнейшее развитие мирного процесса шло под контролем Москвы, которая, защищая соотечественников, одновременно сохраняла геополитическое влияние в регионе. Оно не в последнюю очередь обеспечивается полуторатысячным контингентом войск в Тирасполе, которые несут охрану складов с вооружениями, оставшимися здесь еще с советских времен, и вместе с молдавскими и приднестровскими миротворцами осуществляют контроль над разделительной зоной безопасности. Об эффективности этой операции говорит тот факт, что за все эти годы здесь не было ни одного вооруженного столкновения, не погиб ни один миротворец. Однако вскоре за влияние в регионе с Москвой начали соперничать США и ЕС.

Наглядно это проявилось в 2003 году, когда Молдавия оказалась «в миллиметре от политического урегулирования приднестровской проблемы». Так, во всяком случае, утверждал Дмитрий Козак, тогдашний первый заместитель главы кремлевской администрации, который по просьбе молдавского президента Владимира Воронина помог Кишиневу и Тирасполю разработать меморандум, призванный подвести черту под многолетним конфликтом. Но церемония его подписания, на которую пригласили Владимира Путина, так и не состоялась из-за нажима, который оказали на Воронина Брюссель и Вашингтон.

Война санкций

После «оранжевой революции» на Украине ее лидер Виктор Ющенко предложил подключить  ЕС и США  к переговорам по Приднестровью, которые до этого шли при посредничестве ОБСЕ, России и Украины. По его плану регион предлагалось «демократизировать», а российских миротворцев заменить международными наблюдателями. Осенью 2005 года на украинской границе с Приднестровьем появилась приграничная миссия ЕС, учрежденная для борьбы с контрабандой, в которой обвиняло Тирасполь молдавское руководство. И хотя за десять лет ее работы никаких доказательств представлено не было, санкции последовали незамедлительно.

В отношении Приднестровья был введен новый таможенный режим, другие ограничительные меры, которые в Тирасполе расценили как «экономическую блокаду». Между двумя берегами Днестра разгорелись экономические и пропагандистские войны. Их организаторы не скрывали, что рассчитывали вызвать если не «цветную революцию», то хотя бы смену власти в регионе. На помощь Приднестровью, как и прежде, пришла Москва: был введен запрет на экспорт в Россию вин, овощей, другой продукции. Это возымело действие – при посредничестве Кремля в 2008 году Воронин и лидер Приднестровья Игорь Смирнов после семилетнего перерыва вернулись за стол переговоров и подписали ряд документов, позволяющих выйти на новое соглашение по завершении конфликта.

Однако процесс был прерван «твиттерной революцией», которую устроили в апреле 2009 года в Кишиневе сторонники проевропейских партий, недовольные очередной победой на выборах правящей Партии коммунистов. Они разгромили и подожгли парламент, резиденцию президента, вывесив на них флаги Румынии и лозунги, призывающие к объединению с этой страной. Вскоре Воронин был отстранен от власти. Перемены произошли и в Приднестровье, где на президентских выборах 2012 года потерявшая доверие к Смирнову Москва сделала ставку на председателя парламента Анатолия Каминского. В схватке политических тяжеловесов неожиданно победил опальный политик Евгений Шевчук, которого ранее вынудили покинуть пост спикера и лидера влиятельнейшей в регионе партии «Обновление», за которой стоит крупнейший в республике холдинг частных компаний «Шериф». На выборах команда Шевчука избрала тактику открытости в обсуждении насущных проблем, в СМИ заговорили о «приднестровской перестройке».

Новый лидер наладил отношения с Москвой, которую устраивало сохранение двух политических центров в Приднестровье, и пытался маневрировать между другими центрами силы в регионе: США, ЕС и Украиной. Однако скоро выяснилось, что победить на выборах легче, чем руководить непризнанным государством, которое оказалось в тяжелейшей ситуации из-за мирового экономического кризиса. Ситуация усугубилась в связи с кризисом на Украине, власти которой начали блокировать пророссийский анклав.

С началом войны на Донбассе на границе с Приднестровьем начали рыть многокилометровый противотанковый ров, к ней были стянуты значительные силы армии, нацгвардии, на дорогах появились блокпосты и бронетехника. Верховная рада расторгла договор, по которому осуществлялась ротация и снабжение российских военных в регионе, их перестали пропускать через границу. Подобный запрет был введен и для жителей Приднестровья с российскими паспортами, которых здесь насчитывается до 200 тыс.

Ситуация усугубляется тем, что зажатое между Молдавией и Украиной Приднестровье не имеет ни аэропорта, ни выхода к морю для связи с остальным миром. С января 2016 года приднестровские предприятия ждал еще один неприятный сюрприз: они лишались возможности беспошлинной торговли с ЕС, что означало прекращение экспорта значительной части местной продукции. Однако за три недели до нового года в Брюсселе решили не отбирать этот «пряник» — после настойчивых уговоров Тирасполя льготный режим все же был продлен.

Приднестровье против ухода российских миротворцев

Выживать в этой непростой ситуации Приднестровью снова помогла Россия, продолжившая реализацию нескольких гуманитарных проектов по строительству и обустройству больниц, школ, детских садов, выплате пенсий. «Без реальной поддержки России в этой ситуации нам было бы гораздо хуже и тяжелее, экономические и социальные проблемы были бы более значительными.

«Приднестровцы это ценят», — рассказал в беседе с корр. ТАСС Шевчук. По его словам, Приднестровье категорически против вывода российских военных, которые являются гарантами мира. «Пример Украины — наглядное подтверждение. Если бы между украинской армией и ополчением Донбасса стали миротворцы, там не гибли бы мирные люди», — заметил лидер Тирасполя.

Давление Киева тем временем нарастает. Весной 2015 года губернатором граничащей с регионом Одесской области стал Михаил Саакашвили.

В украинской прессе появились призывы «нанести удар по интересам России в Приднестровье, не дожидаясь изменения обстановки в Крыму и Донбассе». Недавно Киев и Кишинев заключили соглашение о совместных постах на границе с Приднестровьем, по которому в руках молдавской таможни оказывается весь приднестровский импорт.

«Украинскому руководству необходимо поддерживать призрак российской угрозы, чтобы отвлечь население от провалов в экономике, социальной сфере. Для этого нас объявили врагами, которые якобы вот-вот нападут. То, что у нас дислоцировано всего полторы тысячи российских военных, никого не смущает», — пояснил депутат парламента Приднестровья Андрей Сафонов.

Ошибки президента

Осенью и без того непростая ситуация в Приднестровье осложнилась из-за распрей между президентом и парламентом, большинство в котором продолжает контролировать «Обновление». Представители партии жестко критикуют Шевчука и блокируют его инициативы. Выяснилось, что для эффективного управления республикой  у команды президента  слишком мало профессионалов — выстраивая свою вертикаль власти, он удалил многих прежних чиновников, среди которых были опытные люди.

«Следствием такой неосмотрительной политики стали грубые просчеты в социально-экономической сфере. Так, решение правительства повысить тарифы на газ для местных предприятий обернулось тем, что их продукция стала нерентабельной, упал экспорт, сократились налоговые поступления в бюджет», — считает лидер «Обновления», экс-председатель парламента Михаил Бурла. Правительству пришлось пойти на чрезвычайные меры, вплоть до сокращения рабочего дня и зарплат бюджетникам, чего предшественник Шевчука старался не делать даже в тяжелейшие 90-е годы. Ситуация осложнялась с каждым днем, но власти вместо мер по выходу из кризиса сосредоточились на поиске врага, которым был объявлен крупнейший в регионе работодатель и налогоплательщик «Шериф».

В итоге прошедшие 29 ноября выборы в парламент команда президента с треском проиграла: из 43 депутатских мандатов около 33 получили представители «Обновления», а также близкие к нему независимые кандидаты. Такое преимущество позволяет противникам Шевчука не только преодолевать президентское вето, но и менять Конституцию, и даже объявить импичмент главе государства. Эксперты, которые рассматривали прошедшие выборы как «праймериз» предстоящей в 2016 году президентской гонки, считают, что выборы, по сути, превратили лидера Тирасполя в «хромую утку». Теперь здесь ждут развития ситуации, которая может пойти по двум сценариям: либо конфликт между президентом и парламентом еще больше обострится, либо они договорятся перед лицом внешней угрозы.

Хотя Москва на этих выборах официально никого не поддерживала, ей придется, так или иначе, подключаться к решению этой и других проблем Приднестровья. Делать это в условиях отсутствия общих границ и нарастающего давления со стороны Киева и Кишинева будет непросто. Но если для России как гаранта приднестровского урегулирования это будет очередная проблема, то для приднестровцев, которые уже четверть века живут в непростых условиях непризнанного государства, это вопрос выживания.

http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2550787

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *