Процессы в Молдове — профанация так называемой «евроинтеграции»

Процессы в Молдове — профанация так называемой «евроинтеграции»

Отовсюду несется: власть выродилась в олигархат… евроинтеграция скомпрометирована… всем заправляют гангстеры… циничный сговор трех Владов… что вы натворили, молдаване?.. все пропало.., —  происходят позитивные тектонические сдвиги, которые в конечном итоге приведут к изменению к лучшему всего политического рельефа.

Последствия движений, происходящих в недрах земной коры, видны не сразу. «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». Но в результате того, что мы наблюдаем сейчас, неизбежно изменится вся карта молдавской политики.

Таких тектонических сдвигов три:

1) ПКРМ превратилась в политический труп;

2) Михай Гимпу взбунтовался;

3) Появилась альтернатива режиму в лице Игоря Додона и Ренато Усатого.

Процессы, происходящие в регионе — новая «холодная война» между Россией и Западом, гражданская война на Украине, полная профанация так называемой «евроинтеграции», финансово-экономический кризис — тоже играют свою роль детонаторов перемен.

Для Влада Плахотнюка с Владом Филатом ситуация развивается по худшему варианту. Они пошли на двусторонний альянс ЛДПМ-ДПМ не от хорошей жизни, а потому, что им просто некуда деваться. Этот мезальянс — даже не однополый брак по расчету. Это XXX, в котором ненавидящие друг друга протагонисты кишиневского политического порно оказались с одной целью — совместно спасать наворованное. У их «кина» не будет хэппи-энда.

ЛДПМ и ДПМ предпочли бы восстановить АЕИ, но так, чтобы ничего не менять — и дальше контролировать прокуратуру и суды, разворовывать публичные финансы, гнобить конкурентов, фальсифицировать выборы. Но Гимпу взбунтовался. Он понял, что у него золотая акция, и стал диктовать свои условия. Эти условия во многом совпали с условиями европейцев: независимые прокуратура и суды, борьба с коррупцией. Из подкаблучника и прислуги старших партнеров по АЕИ Гимпу превратился в благородного европейского рыцаря. Да, он чувствует за спиной поддержку европейцев, но он все равно удивил общественность. Мог бы тоже окончательно скурвиться, выторговал бы себе еще пару заправок, но пошел на принцип. Плахотнюка с Филатом это просто взбесило. Они не считали его ровней, сбрасывали ему какие-то объедки с барского стола, думали, что никуда не денется, а он взял, и отмежевался от этой банды.

Когда европарламентарии посоветовали Плахотнюку, Филату и Гимпу создать трехсторонний альянс, и предложили им услуги не только европейского генпрокурора, но и целой правовой миссии во главе с кем-то наподобие Карлы дель Понте, лидеры ДПМ и ЛДПМ впали в ступор. Это все равно, что европейцы предложили бы им сделать себе харакири, или повеситься на столбе у входа в парламент, или заняться друг с другом сексом на центральной площади в духе закона о равенстве шансов.

Вся власть Плахотнюка и Филата основана на их способности внушать страх. Для этого им категорически не нужно, чтобы работал закон. Независимые прокуратура и суд для Плахотнюка и Филата — это нонсенс, потому что противоречат их коренным интересам. Избиратели, которые, голосуя за ЛДПМ и ДПМ, думали, что голосуют за европейские принципы и ценности, на самом деле, голосовали за прямо противоположное, за продолжение антиевропейского беззакония и беспредела. Евроинтеграция несовместима с Плахотнюком и Филатом, как Козетта с семьей Тенардье. Никакая Европа им не нужна. Это просто ширма для гангстерской фазенды, в которую они превратили Молдову.

Между демагогией Плахотнюка и Филата на тему «евроинтеграции» и реальной действительностью возник жесточайший диссонанс. Но если Плахотнюк продолжает прятаться в тени, выпустив на авансцену Мариана Лупу, который в парламенте громко ржет и делает непристойные жесты типа «мы всех поимеем», то Филат выглядит совершенно потерянным. Невооруженным взглядом видно, что он в прострации.

Оказавшись в тупике по милости Гимпу, Плахотнюк и Филат обратили свои взоры на ПКРМ. Ее руководство не пришлось долго уговаривать. У этой партии-банкрота нет будущего, и ее депутаты знают это лучше всех. Пытаясь хоть как-то удержать остатки партии, ее руководство согласно на все. Плахотнюк загнал ПКРМ в никуда. Она катится в бездну, и согласна питаться теми крохами с барского стола, от которых отказался Гимпу.

Но даже в таком кастрированном виде ПКРМ не устраивает Плахотнюка, потому что она еще пытается фыркать. Власти не нужны заскоки, при которых ПКРМ вдруг не захочет за что-то голосовать. У Плахотнюка с Филатом 42 мандата, а им нужны твердые 52 голоса. ПКРМ выполнит роль попутчика на короткую дистанцию, подсобит в формировании новой власти, но потом ее все равно будут добивать. Все силы будут брошены на подкуп депутатов от других партий, и из фракции Партии социалистов, но в основном, из фракции ПКРМ. Если ее руководство полагает, что его оставят в покое в знак признания заслуг по легализации этой власти, оно заблуждается. Один из «новых» лидеров ПКРМ заявил, что «коммунисты готовы договариваться хоть с чертом». Но с чертом нельзя договориться. Сначала он тебе «поможет», но потом все равно добьет. Потому что черт. Так поступит и Плахотнюк с ПКРМ (да и с ЛДПМ тоже).

Причем, Плахотнюку нужно выдергивать из фракции ПКРМ не по одному депутату в месяц — руководство партии может взбрыкнуться, и спровоцировать политический кризис, — а сразу 10 человек. Окончательное превращение ПКРМ в политический труп должно быть заверено свидетельством о смерти в виде образования группы «независимых» депутатов, которые обеспечат Плахотнюку стабильное большинство в парламенте. Такова будет главная программа Плахотнюка на период после формирования руководящих органов парламента и правительства.

По поводу того, как на все происходящее будут смотреть европейцы, существуют две теории. Первая — им на все наплевать. Вторая — наплевать, но не совсем.

ЛДПМ-ДПМ полагают, что европейцы, которые спустили им и «Пэдуря домняскэ», и кражу более миллиарда евро из банков, и расхищение 60 процентов внешней помощи, и фальсификацию выборов, и много других самых отвратительных вещей, будут закрывать глаза на их проделки и дальше. Логика в этом есть. Молдова все равно поставлена в стойло Соглашения об ассоциации с ЕС, никуда она из этого стойла не выскочит, и пусть эти гангстеры творят внутри своей страны все, что угодно, лишь бы они придерживались «правильной», то есть антироссийской, геополитической ориентации. Хотят молдаване жить под бандитами-олигархами, пусть живут, но чтоб это была наша, «проевропейская», шайка. Никаких «цветных революций» молдаване не устроят, потому что это наша технология, а мы отмашку не дадим.

Такой подход имеет право на существование, но в нем кроется одна опасность. Это рулетка. Может быть, даже русская рулетка.

Если европейцы будут и дальше закрывать глаза на беспредел, чинимый «проевропейской» кишиневской властью, то они рискуют потерпеть сокрушительное поражение на следующих выборах. Если бы не было фальсификаций на выборах 30 ноября, то соотношение голосов за и против этой власти было бы 40 к 60. Если превратно понятая геополитическая целесообразность будет и дальше превалировать над подспудным возмущением «нашими сукиными детьми», то на следующих выборах эта пропорция составит 20 к 80. И уже никакие фальсификации этот режим не спасут.

Европейцы могут пойти на принцип, и не дать этой власти денег. Тогда она падет еще быстрее. Плахотнюка с Филатом выкинут через социальный бунт в мусорный бак. Да, Запад не даст отмашку на такой бунт, но технологии «цветных революций» могут запускаться или не запускаться, пока чаша терпения еще не переполнена. Когда людям уже нечего терять, когда критическая масса недовольства переливает через край, ситуация выходит из-под контроля и начинается, без какого-то явного катализатора наподобие госдеповских печенек, цепная реакция протестов.

Плахотнюк с Филатом могут попытаться установить открытую диктатуру, начать просто убивать всех недовольных, но это их тоже не спасет. Любая диктатура может удержаться, если ее поддерживает хотя бы часть народа. Плахотнюка с Филатом никто не поддерживает, и если они решатся на диктатуру, они долго не устоят.

Все эти процессы крайне выгодны Игорю Додону и Ренато Усатому (если тот все же вернется в Молдову и все же не сядет в тюрьму).

Любое парламентское большинство все равно будет неустойчивым, а правительство слабым. Социально-экономические проблемы они все равно не решат, а воровать уже будет нечего. Местные выборы все очень сильно обострят.

ПКРМ уходит, и освобождает огромный массив в сотни тысяч голосов избирателей. Эта партия вела себя, как собака на сене, никак не могла решить, кого ей лучше выбрать, умных или красивых, постоянно искушала, впитывала левый, пророссийский электорат, а потом его предавала. И вот ПКРМ уходит. Ее метания, наконец-то, закончились. Это очень хорошо для Молдовы.

На левом полюсе появилась альтернатива — Партия социалистов с партнерами. Эта новая оппозиция действует целеустремленно, грамотно и чётко. Она перемелет ПКРМ с потрохами. Главное для нее сейчас не делать ошибок, а власть сама все доведет до (своего) логического конца.

Итог парламентских выборов 30 ноября — это пиррова победа Плахотнюка и Филата. Это начало их заката на фоне смерти ПКРМ. Для новой же оппозиции все только начинается.

 

http://totul.md/ru/newsitem/666539.html