Разрешит ли нам Плахотнюк избирать главу государства?

Разрешит ли нам Плахотнюк избирать главу государства?

Владимир Плахотнюк не зря после фиаско с премьерством вновь ушел в тень и не появляется на публике. С одной стороны, не хочет дразнить гусей, пока правительство Филипа не встало на ноги, с другой — есть новая важная задача. В то время как активисты Гражданской платформы собирают подписи за проведение всеобщих выборов главы государства, кто на самом деле будет решать судьбу нового президента, зависит не от них, а от врага номер один этой оппозиционной силы.

Что теперь самое важное для олигарха? Миновать риф, о который могут разбиться его планы. А для этого в президентское кресло нужно посадить «куклу». Можно и самому занять должность и руководить как Владимир Воронин, раздавая указания и парламенту, и правительству. Но это способно вызвать такой всплеск недовольства внутри страны и за ее пределами, что еще неизвестно — выиграешь или потеряешь. Риски слишком высоки, и этот вариант, полагаю, будет отклонен.

Таким образом, все усилия должны быть сосредоточены на поиске недостающих голосов и соответствующей кандидатуры плюс решении проблемы прямых выборов главы государства.

Как будет изменена Конституция

Начнем с последнего. Существуют два варианта изменения формулы избрания президента.

Первый — утвердить новую редакцию 78-й статьи Конституции в парламенте, второй – в результате референдума.

Конечно, объективно для олигарха лучше оставить все как есть, потому что контроль над парламентом дает контроль над всеми остальными ветвями власти. Выборы президента народом содержат больше рисков и элементов непредсказуемости. Несмотря на имеющиеся ресурсы — административные, финансовые, информационные — полностью гарантировать нужный результат все равно нельзя.

Поэтому лучше всего бросить «кость» протестующим, показать, что пожелания народа ДПМ учитывает. Жест будет хорошо воспринят и населением,  и западными партнерами.

Из двух вариантов — решить проблему в парламенте или с помощью референдума —  предпочтительнее первый. И ПСРМ, и ЛДПМ уже хотят внести предложение на рассмотрение депутатов. Согласно Конституции, имеется ряд условий для его подачи. Идею должны поддержать не менее 1/3 депутатов парламента. Скорее всего, 34 депутата найти удастся. Изменения должны получить положительное заключение Конституционного суда. И вот здесь уже  возникают нюансы. КС может по каким-либо мотивам (даже вполне объективным) отклонить первое предложение и потребовать внести в него уточнения. Таким образом, инициаторам придется повторить процедуру подачи. Это займет время. И уже потом, когда предложение будет поддержано не менее чем четырьмя судьями, парламент сможет рассмотреть его не ранее, чем через 6 месяцев.

Для изменения Конституции нужны голоса 2/3 депутатов. И вот здесь уже решение будет принимать тот, кто сформировал так называемое «парламентское большинство». Если подобная ситуация возникнет, все будет зависеть от Плахотнюка.

Предложение может набрать, а может и не набрать 2/3 голосов депутатов. Нельзя исключить и такой сценарий: в СМИ будет широко освещена позиция олигарха, дескать, он за всенародное избрание, но во время тайного голосования законодательная инициатива поддержки не получит. И все останется как есть.

В зависимости от того, как будет складываться ситуация в стране, возможно, предложение будет поддержано. Но следующие прямые выборы президента пройдут только через четыре года.

Неожиданное препятствие

Однако парламентское предложение пересмотреть Конституцию может столкнуться с еще одним препятствием.

Как объясняет бывший председатель Конституционного суда Виктор Пушкаш, «инициатив пересмотра Конституции может быть столько, сколько есть субъектов с правом их выдвижения. Это могут быть парламент, правительство и граждане — через референдум. Если есть две инициативы по одной и той же проблеме, тогда большее значение имеет народная инициатива, остальные отклоняются. Такое предусмотрено в Избирательном кодексе и в решении КС конца прошлого года».

Таким образом, как мы видим, возникает определенная коллизия, и самым разумным в данном случае для депутатов — сторонников изменения Конституции будет дождаться конца сбора подписей в поддержку референдума.

Как известно, этот процесс начался 20 ноября и, согласно закону, должен завершиться  20 февраля 2016 года.

Шансы провести референдум

Разумеется, сейчас часть внимания олигарха и его команды сосредоточена именно на сборе подписей. И мы слышали, что местные власти (особенно там, где влияние ДПМ сильно) мешают процессу. Жалобы на этот счет уже озвучивали лидеры Гражданской платформы «DA».

Многие помнят, как собирала подписи инициативная группа за присоединение к Таможенному Союзу и чем все завершилось. ЦИК обнаружила неверно оформленные листы, сфальсифицированные подписи, и дело передали для проверки в генпрокуратуру.

Воз и ныне там. То есть кое-какой опыт саботажа референдумов в Молдове существует.

Совершенно очевидно, что в интересах олигархического клана Плахотнюка, чтобы сбор подписей Гражданской платформой «DA» провалился. Лучше всего (с точки зрения ДПМ), если инициаторы не смогут добиться своего. Это стало бы ударом по оппонентам олигарха, так как выставляло бы их в глазах населения неудачниками, людьми, не имеющими поддержки.

И второй удобный вариант срыва инициативы — фальсификация подписей. Это тоже сопряжено с «потерей лица», так как организаторы предстают в облике шайки махинаторов и манипуляторов.

Можно не сомневаться, что определенные действия для реализации данного сценария  противниками Гражданской платформы предпринимаются.

Любопытно, что в феврале 2016 года одновременно с представлением подписных листов будет решаться судьба главы молдавской ЦИК.

Уже  после 11 февраля юридическая комиссия парламента начинает отбирать кандидатов. Утвердить новую кандидатуру должен парламент голосами 51 депутата. То есть решение будет принимать «парламентское большинство».

Несмотря на то, что председателя ЦИК избирают ее члены, этот вопрос станет предметом торга между властью и оппозицией. Нельзя исключить, что должность главы ЦИК захотят обменять на голоса в будущих выборах президента, которые пройдут по старым правилам. Если идея плебисцита будет доведена до логического конца, то все равно референдум не может состояться раньше 10 мая 2016 года. Следовательно, 23 марта, когда истекает срок полномочий Николае Тимофти, возникнет  главная интрига, вокруг которой сейчас и идет основная закулисная возня.

 

«Золотые» голоса

Так называемое парламентское «большинство» состоит из 57 депутатов. Для выборов президента нужна поддержка 61, а лучше 62 парламентариев. Значит, всего пятеро человек.

Кроме ПСРМ, досрочные выборы в парламент, кажется, больше не интересуют никого.

Следовательно, ДПМ может вести переговоры и с Юрие Лянкэ, и с депутатами ЛДПМ, и с коммунистами, представителями партий, которые рассыпаются на глазах. Один-два голоса при умелой и настойчивой работе с компроматом, полагаю, утащить можно даже у социалистов. У каждого есть свои «скелеты» в шкафу. Ранее Воронин говорил на полном серьезе о том, что он готов пойти на третий срок. В таком случае вопрос  недостающих голосов автоматически решается.

То, что между Владимиром Ворониным и Владимиром Плахотнюком существуют давние связи, всем известно. И мы не можем исключить, что создание социал-демократической платформы – всего лишь трюк, плод договоренности между двумя Владимирами. А  разговоры о политической коррупции, «норковых шубах» и особняках отколовшихся депутатов ведутся для публики и отвода глаз. А вдруг 14 депутатов были просто ПКРМ «проданы» или «сданы в аренду» олигарху?

Кажется невероятным, но в Молдове украли у всех на глазах восьмую часть ВВП или половину годового бюджета страны, а организаторы и исполнители замысла разгуливают на свободе. В этом государстве возможно все. Разве Гимпу не клялся, что он с депутатами экс-коммунистами  не станет сотрудничать? И что? А не подписывал ли Воронин каждую страницу «меморандума Козака», а в последнюю минуту не отказался ли он от договоренностей? А разве Влад Филат не шел в парламент снимать с поста генпрокурора — и оказался в тот же день в тюрьме по ходатайству того, кого он хотел лишить должности?

Поэтому мы не можем исключать возможности сделки между двумя Владимирами. Однако это всего лишь версия. Думаю, что только от мысли, что лидер ПКРМ станет в третий раз президентом, многих уже тошнит. Поэтому ПКРМ способна поддержать и компромиссную фигуру, чтобы не допустить роспуска парламента. Что взамен, кроме денег? Должности и жирные куски в бизнесе. Уголовные дела, которым не дали хода. Достаточно?

Принцип «где тонко – там и рвется» хорошо применим к ЛДПМ. Лидер либерал-демократов Валерий Стрелец давно жалуется, что ДПМ использует власть для окончательного уничтожения ЛДПМ. Видя, что у партии фактически нет серьезной перспективы, многие депутаты находятся в сложном положении. Им не хочется «умирать» вместе с партией. Тем более, что объяснение всегда будет под рукой – европейский вектор или сближение с Румынией (на выбор). Словом, торг уместен.

Человек, похожий на президента

Однако голоса депутатов – вопрос больше технический. Стратегическое значение имеет личность будущего президента. Пользуясь эвфемизмами, Дмитрий Дьяков, почетный председатель ДПМ, сформулировал эту идею так: «Наша страна нуждается в пассивном президенте, избранном парламентом».

На самом деле «Тимофти-2» не должен быть похожим на своего предшественника. Выдвинуть клона — значит спровоцировать политическую бурю. А обстановка и так непростая. Поэтому операцию «Президент» нужно провести филигранно. И кого попало больше не выдвигать.

В прессу просочилась информация о том, что якобы должность президента должна отойти лидеру либералов Михаю Гимпу, получившему после штурма парламента 20 января кличку «Л’юда». Но вряд ли эту версию следует принимать всерьез. Либеральной партии досталось немало постов в правительстве, так что свою часть «пирога» она уже съела.

Думается, лучшим вариантом для Плахотнюка будет кандидат из близкого круга. Верноподданный. Например, Андриан Канду. Сейчас он набирается международного опыта, а на днях встречался даже с королем Швеции.

Давно мечтает о кресле президента председатель ДПМ Мариан Лупу. Он всем хорошо известен и уже имеет необходимую практику в международных делах.

Но главное — этот человек должен будет поддержать кандидатуру олигарха, когда спустя определенное время Павел Филип уйдет в отставку, а премьерское кресло вновь окажется вакантным. И чтобы не возник конфуз, как с Тимофти, президентом должен стать человек действительно верноподданный.

Так что сейчас все ниточки, ведущие к креслу нового главы государства, находятся в руках Плахотнюка. От него же и зависит, будут ли жители Молдовы избирать следующего президента прямым голосованием.

Такой вот молдавский политический «театр одного актера».