Реализации «Турецкого потока» мешают жадность и политика

Реализации «Турецкого потока» мешают жадность и политика

Не ладится что-то с реализацией

Не ладится что-то с реализацией «Турецкого потока». Чем больше проходит времени, тем медленнее идут переговоры. Порой складывается впечатление, что стороны того только и ждут, чтобы появился повод отложить проект поставок газа по южному маршруту в Европейский союз подальше в долгий ящик.

Судите сами. Заявление о строительстве было сделано еще 1 декабря 2014 года во время встречи президент России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Анкаре, а юридически обязывающего документа — договора — как не было, так и нет. Его проект на днях был только передан турецким Министерством энергетики российской стороне для изучения.

Не странно ли? Чего проще — посади юристов, и они мигом составят хотя бы рамочное соглашение. Для сравнения, решения по реализации проектов «Северный поток» в Германию и «Сила Сибири» в Китай сразу же оформлялись соглашением. Но в ситуации с «Турецким потоком» стороны не спешат, словно все еще примериваются: а стоит ли?

На этом фоне дипломаты и эксперты придумывают все новые и новые отговорки (укладка газопровода должна была начаться в первой декаде июня 2015 года). Последняя — мол, у Эрдогана не хватает полномочий, и он хочет их расширить, внеся изменения в Конституцию, изменив парламентскую республику на президентскую. А для этого правящей «Партии справедливости и развития» требуется получить в Великом национальном собрании большинство. В результате внимание главы государства сегодня сосредоточено целиком на этом вопросе — на носу выборы в парламент 1 ноября.

Пока же он решает столь важные вопросы сам проект резко умерил свой масштаб. По сообщению агентства Interfax от 27 августа, вместо 4 ниток уже планируется только одна. Не будет и газового хаба на греко-турецкой границе.

И как же все это могло пройти мимо Украины?! На фоне задержки «Турецкого потока» Киев настойчиво стал продвигать «идею» внесения Москвой денег за транзит газа в Европу вперед, в качестве «аванса». Мол, оплати-ка Россия нам зимний отопительный сезон сама. И, конечно же, не могло обойтись без излюбленного метода Киева — шантажа. Не дадите денег — сорвем зимой транзит в Евросоюз.

И все это при активных комментариях со стороны украинских СМИ, почитай которые и складывается впечатление, что Россия в результате задержки «Турецкого потока» оказалась едва ли не на грани распада.

К абсурду Киева не привыкать. Но есть ли смысл продолжать реализацию проекта южного газотранспортного маршрута в условиях его задержки и дальше?

Помимо экономических, на его успешность (в случае создания) влияет целый ряд политических факторов. Один из самых главных — нестабильность на Балканах и в Турции.

Как показали недавние события в Греции и Македонии (антиправительственные акции, инспирированные США и по форме напоминающие начало «цветной революции», прошли в Скопье, а левое греческое правительство А.Ципраса ушло в отставку под давлением Берлина и Брюсселя), Вашингтон легко может дестабилизировать ситуацию на Балканах. А значит, продолжение южного маршрута доставки российских углеводородов от берегов Босфора в Италию и Австрию будет находиться под угрозой беспрерывного шантажа. Разница по сравнению с Украиной будет состоять только в том, что теперь Москве придется иметь дело сразу с несколькими странами (Греция, Македония, Сербия), а не с одной (Украина). Не стоит забывать и то, что Балканы исторически всегда были конфликтным регионом, провоцировавшим войны между великими державами.

Попытка переложить ответственность на Турцию, сделать ее единственным ответчиком за закупку российских углеводородов в южные страны ЕС — сомнительна. Какие бы обязательства не брала на себя Анкара, надо ясно представлять, что она может их не выполнить. Хотя бы потому, что она такой же посредник как Киев и не менее зависима от США (член НАТО, на ее территории расположены американские военные базы), чем Украина.

В дополнение ко всему, импульсивный Эрдоган умудряется сам создавать себе проблемы — за годы его премьерства Анкара испортила отношения практически со всеми соседями и влиятельными странами. Стабильные отношения с Израилем сменились противостоянием из-за обстрелов сектора Газа. С Китаем отношения испортились в связи с отказом Пекина предоставить автономию уйгурам. С Грецией Анкара несколько раз едва не оказывалась на грани войны. Агрессивные действия в отношении Асада испортили отношения с Сирией, точно также как ранее, введя турецкие войска на север Ирака, Эрдоган поссорился с Багдадом.

Евросоюзу президент Турции демонстративно бросил вызов, предложив назвать новый газовый проект с Москвой «Турецким потоком». Само же сближение с Россией Турции (страны-члена НАТО) негативно восприняли за океаном — в Вашингтоне.

Еще хуже обстоят дела внутри Турции. Оппозиция решительно настроена не признавать предстоящие в ноябре выборы, если на них большинство получит президентская политическая сила. Рейтинги «Партии справедливости и развития» на сегодняшний день составляют от 39% до 41%. Курдские регионы, расположенные на юго-востоке страны, готовы восстать, если выборы будут фальсифицированы. Но вместо того, чтобы снизить градус противостояния Эрдоган, сделал ставку на конфронтацию, используя в качестве повода террористические акты «Рабочей партии Курдистана».

На российском направлении тоже немало противоречий. Казалось бы, Эрдогану стоило бы налаживать отношения с Москвой. Но вместо этого он то и дело осуществляет в ее сторону резкие выпады. Последний пример: в своем обращении к проходившему 1−2 августа в Анкаре Всемирному конгрессу крымских татар турецкий лидер демонстративно заявил о «нелегитимности» референдума о присоединении Крыма к России в 2014 году, обвинил Москву в «репрессиях» на полуострове.

Можно ли такому партнеру после этого доверять?

В этой ситуации наиболее оптимальным вариантом, на мой взгляд, является ограничиться прокладкой маршрута для поставок газа исключительно на турецкий рынок, с учетом быстрого роста экономики малоазиатской страны (согласно прогнозу Всемирного банка в 2015 году ее ВВП увеличится на 3%).

А если вести речь о развитии газовых отношений с Европейским союзом, то куда выгодней иметь дело с тем, кто ближе стоит к его реальному хозяину — США. Это явно не Анкара и тем более не Афины, Белград или Скопье. «Смотрящим» в ЕС была и остается Германия. К тому же Меркель более прогнозируема, чем Эрдоган. В отличие от потомка османов, немецкой фрау присуща точность и дисциплинированность (что видно на примере того, как она выполняет команды США).

Интересно, в этой связи отметить, что 18 июня «Газпром» подписал меморандум с европейскими компаниями о строительстве третьей и четвертой ниток «Северного потока». Ранее в апреле этого года было принято окончательное инвестрешение о строительстве в районе Выборга (Ленинградская область) завода по сжижению природного газа, ориентированного на поставки с 2020 года в страны ЕС (Великобритания, Испания, Португалия и др.) и другие регионы мира (Африка, Латинская Америка, Индия). Начата реализация еще одного похожего проекта — строительство СПГ на полуострове Ямал, первая линия которого должна быть запущена уже в 2017 году.

Что же касается южного направления, то при всей сложности ситуации на Украине, прекращение транзита газа через ее территорию планируется по окончании действующего контракта 31 декабря 2019 года. Да и то, если Киев не выставит дополнительные условия для пролонгации договора на следующий срок. А за четыре года может произойти очень многое. Например, киевский режим в результате своей губительной политики падет или распадется само украинское государство. Наконец, к 2020 году исковые требования «Газпрома» к «Нафтогазу» в Стокгольмском арбитражном суде (в июне 2016 года должно быть вынесено решение об уплате Украиной 29,2 млрд. долларов), увеличатся настолько, что не только газовую трубу в счет погашения долга можно будет забирать, но и прилегающую к ним территорию.

В любом случае, как бы ни складывалась ситуация — в интересах Москвы количество транзитеров сокращать, а не наращивать.

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

— Действительно проект «Турецкого потока» задерживается и происходит это по вине турецкой стороны. Анкара пытается получить максимальные выгоды от строительства газопровода и явно забыла о всяком чувстве меры. Турецкое правительство попросило не только о скидке на газ, но стало требовать согласования с нею всего маршрута. Наконец, захотело самостоятельно реализовывать весь российский газ, который пойдет по газопроводу в Европе. Но такой подход не только противоречит принципам партнерства, но и Третьему энергопакету ЕС. Подобный подход все больше стал напоминать украинский.

Автор: svpressa.ru

. Чем больше проходит времени, тем медленнее идут переговоры. Порой складывается впечатление, что стороны того только и ждут, чтобы появился повод отложить проект поставок газа по южному маршруту в Европейский союз подальше в долгий ящик.

Судите сами. Заявление о строительстве было сделано еще 1 декабря 2014 года во время встречи президент России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Анкаре, а юридически обязывающего документа — договора — как не было, так и нет. Его проект на днях был только передан турецким Министерством энергетики российской стороне для изучения.

Не странно ли? Чего проще — посади юристов, и они мигом составят хотя бы рамочное соглашение. Для сравнения, решения по реализации проектов «Северный поток» в Германию и «Сила Сибири» в Китай сразу же оформлялись соглашением. Но в ситуации с «Турецким потоком» стороны не спешат, словно все еще примериваются: а стоит ли?

На этом фоне дипломаты и эксперты придумывают все новые и новые отговорки (укладка газопровода должна была начаться в первой декаде июня 2015 года). Последняя — мол, у Эрдогана не хватает полномочий, и он хочет их расширить, внеся изменения в Конституцию, изменив парламентскую республику на президентскую. А для этого правящей «Партии справедливости и развития» требуется получить в Великом национальном собрании большинство. В результате внимание главы государства сегодня сосредоточено целиком на этом вопросе — на носу выборы в парламент 1 ноября.

Пока же он решает столь важные вопросы сам проект резко умерил свой масштаб. По сообщению агентства Interfax от 27 августа, вместо 4 ниток уже планируется только одна. Не будет и газового хаба на греко-турецкой границе.

И как же все это могло пройти мимо Украины?! На фоне задержки «Турецкого потока» Киев настойчиво стал продвигать «идею» внесения Москвой денег за транзит газа в Европу вперед, в качестве «аванса». Мол, оплати-ка Россия нам зимний отопительный сезон сама. И, конечно же, не могло обойтись без излюбленного метода Киева — шантажа. Не дадите денег — сорвем зимой транзит в Евросоюз.

И все это при активных комментариях со стороны украинских СМИ, почитай которые и складывается впечатление, что Россия в результате задержки «Турецкого потока» оказалась едва ли не на грани распада.

К абсурду Киева не привыкать. Но есть ли смысл продолжать реализацию проекта южного газотранспортного маршрута в условиях его задержки и дальше?

Помимо экономических, на его успешность (в случае создания) влияет целый ряд политических факторов. Один из самых главных — нестабильность на Балканах и в Турции.

Как показали недавние события в Греции и Македонии (антиправительственные акции, инспирированные США и по форме напоминающие начало «цветной революции», прошли в Скопье, а левое греческое правительство А.Ципраса ушло в отставку под давлением Берлина и Брюсселя), Вашингтон легко может дестабилизировать ситуацию на Балканах. А значит, продолжение южного маршрута доставки российских углеводородов от берегов Босфора в Италию и Австрию будет находиться под угрозой беспрерывного шантажа. Разница по сравнению с Украиной будет состоять только в том, что теперь Москве придется иметь дело сразу с несколькими странами (Греция, Македония, Сербия), а не с одной (Украина). Не стоит забывать и то, что Балканы исторически всегда были конфликтным регионом, провоцировавшим войны между великими державами.

Попытка переложить ответственность на Турцию, сделать ее единственным ответчиком за закупку российских углеводородов в южные страны ЕС — сомнительна. Какие бы обязательства не брала на себя Анкара, надо ясно представлять, что она может их не выполнить. Хотя бы потому, что она такой же посредник как Киев и не менее зависима от США (член НАТО, на ее территории расположены американские военные базы), чем Украина.

В дополнение ко всему, импульсивный Эрдоган умудряется сам создавать себе проблемы — за годы его премьерства Анкара испортила отношения практически со всеми соседями и влиятельными странами. Стабильные отношения с Израилем сменились противостоянием из-за обстрелов сектора Газа. С Китаем отношения испортились в связи с отказом Пекина предоставить автономию уйгурам. С Грецией Анкара несколько раз едва не оказывалась на грани войны. Агрессивные действия в отношении Асада испортили отношения с Сирией, точно также как ранее, введя турецкие войска на север Ирака, Эрдоган поссорился с Багдадом.

Евросоюзу президент Турции демонстративно бросил вызов, предложив назвать новый газовый проект с Москвой «Турецким потоком». Само же сближение с Россией Турции (страны-члена НАТО) негативно восприняли за океаном — в Вашингтоне.

Еще хуже обстоят дела внутри Турции. Оппозиция решительно настроена не признавать предстоящие в ноябре выборы, если на них большинство получит президентская политическая сила. Рейтинги «Партии справедливости и развития» на сегодняшний день составляют от 39% до 41%. Курдские регионы, расположенные на юго-востоке страны, готовы восстать, если выборы будут фальсифицированы. Но вместо того, чтобы снизить градус противостояния Эрдоган, сделал ставку на конфронтацию, используя в качестве повода террористические акты «Рабочей партии Курдистана».

На российском направлении тоже немало противоречий. Казалось бы, Эрдогану стоило бы налаживать отношения с Москвой. Но вместо этого он то и дело осуществляет в ее сторону резкие выпады. Последний пример: в своем обращении к проходившему 1−2 августа в Анкаре Всемирному конгрессу крымских татар турецкий лидер демонстративно заявил о «нелегитимности» референдума о присоединении Крыма к России в 2014 году, обвинил Москву в «репрессиях» на полуострове.

Можно ли такому партнеру после этого доверять?

В этой ситуации наиболее оптимальным вариантом, на мой взгляд, является ограничиться прокладкой маршрута для поставок газа исключительно на турецкий рынок, с учетом быстрого роста экономики малоазиатской страны (согласно прогнозу Всемирного банка в 2015 году ее ВВП увеличится на 3%).

А если вести речь о развитии газовых отношений с Европейским союзом, то куда выгодней иметь дело с тем, кто ближе стоит к его реальному хозяину — США. Это явно не Анкара и тем более не Афины, Белград или Скопье. «Смотрящим» в ЕС была и остается Германия. К тому же Меркель более прогнозируема, чем Эрдоган. В отличие от потомка османов, немецкой фрау присуща точность и дисциплинированность (что видно на примере того, как она выполняет команды США).

Интересно, в этой связи отметить, что 18 июня «Газпром» подписал меморандум с европейскими компаниями о строительстве третьей и четвертой ниток «Северного потока». Ранее в апреле этого года было принято окончательное инвестрешение о строительстве в районе Выборга (Ленинградская область) завода по сжижению природного газа, ориентированного на поставки с 2020 года в страны ЕС (Великобритания, Испания, Португалия и др.) и другие регионы мира (Африка, Латинская Америка, Индия). Начата реализация еще одного похожего проекта — строительство СПГ на полуострове Ямал, первая линия которого должна быть запущена уже в 2017 году.

Что же касается южного направления, то при всей сложности ситуации на Украине, прекращение транзита газа через ее территорию планируется по окончании действующего контракта 31 декабря 2019 года. Да и то, если Киев не выставит дополнительные условия для пролонгации договора на следующий срок. А за четыре года может произойти очень многое. Например, киевский режим в результате своей губительной политики падет или распадется само украинское государство. Наконец, к 2020 году исковые требования «Газпрома» к «Нафтогазу» в Стокгольмском арбитражном суде (в июне 2016 года должно быть вынесено решение об уплате Украиной 29,2 млрд. долларов), увеличатся настолько, что не только газовую трубу в счет погашения долга можно будет забирать, но и прилегающую к ним территорию.

В любом случае, как бы ни складывалась ситуация — в интересах Москвы количество транзитеров сокращать, а не наращивать.

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

— Действительно проект «Турецкого потока» задерживается и происходит это по вине турецкой стороны. Анкара пытается получить максимальные выгоды от строительства газопровода и явно забыла о всяком чувстве меры. Турецкое правительство попросило не только о скидке на газ, но стало требовать согласования с нею всего маршрута. Наконец, захотело самостоятельно реализовывать весь российский газ, который пойдет по газопроводу в Европе. Но такой подход не только противоречит принципам партнерства, но и Третьему энергопакету ЕС. Подобный подход все больше стал напоминать украинский.

Автор: svpressa.ru