Румынию не берут в Шенген из-за Молдовы

Румынию не берут в Шенген из-за Молдовы

Румынию не включают в Шенгенскую зону из-за преступности, которая процветает на границе с Молдовой, в том числе с использованием румынских паспортов, считает американский политолог Джордж Фридман.

В своей новой книге Flashpoints: The Emerging Crisis in Europe основатель Stratfor описывает Молдову как «пограничную территорию», где всегда процветала контрабанда, независимо от того, в состав какого государства эта территория входила.

Если в 90-е годы основным контрабандным товаром были женщины, которых поставляли в европейские бордели, то сейчас главным объектом контрабанды являются деньги, пишет автор.

«У молдаван теперь есть право получить румынские паспорта. Это право предоставлено Румынией, а Украина и Россия не сильно этому сопротивлялись. Если вы можете перевести деньги в Молдову человеку с румынским паспортом, которому вы доверяете, или который, что еще лучше, боится вас, вы можете переместить деньги в ЕС с его кристально чистыми инвестиционными возможностями. Процесс сложен, но он объясняет большое количество банков, дорогие ботинки и BMW (в Молдове)», — замечает Фридман.

«Как в любой пограничной земле, контрабанда — это важная услуга», — напоминает он.

«Власть Европейского Союза и НАТО никогда не простиралась так далеко. Ведутся разговоры о включении Молдовы в Румынию. Европейцы не хотят видеть Молдову формальной частью ЕС, точно, не сейчас, и по крайней мере, некоторые молдаване делают слишком большие деньги на положении страны, как перевалочном пункте между Россией и Европой, чтобы принять и действительно внедрить европейское регулирование», — говорится в исследовании.

«Частично, именно поэтому Румынию не включили в Шенгенское соглашение, которое позволяет всем владельцам поспортов страны ЕС беспрепятственно (и без проверки) переходить в любую другую страну ЕС. Румыны все более мотивированы заблокировать эту деятельность, но независимо от того, насколько эффективными они станут, контрабанда — это образ жизни в пограничной зоне», — пишет Фридман.

«Молдова отражает напряженность между пограничьем и тем, чем намеревается стать Румыния. У нее подлинные и похвальные желания, но они бросают вызов пограничной территории», — заключает он.+