«Ситуация в Молдове так плоха, что нельзя прикрыть ее успехами»

«Ситуация в Молдове так плоха, что нельзя прикрыть ее успехами»

Специальный докладчик ООН по правам людей с ограниченными возможностями Каталина Девандас-Агилар в период с 10 по 17 сентября побывала в Молдове с официальным визитом с целью получения информации о положении лиц с ограниченными возможностями. По итогам визита она представит полный отчет по данной проблеме Совету по правам человека ООН в марте 2016 года. Корреспондент NM МАРИНА ШУПАК побеседовала с КАТАЛИНОЙ ДЕВАНДАС-АГИЛАР о том, как Молдове улучшить ситуацию с защитой прав людей с ограниченными возможностями и с каких стран брать пример.

С какой целью вы прибыли в Молдову?

Моя цель — посмотреть, как соблюдаются права людей с ограниченными возможностями в Молдове после того, как ваша страна подписала Конвенцию по правам людей с ограниченными возможностями. Я хочу поддержать вашу страну и быть уверенной в том, что вы соблюдаете конвенцию. Я встречалась с вашими политиками, мы говорили много о необходимости деинституционализации (предполагает снижение численности людей с ограниченными возможностями в учреждениях интернатного типа, развитие семейных форм устройства, а также перепрофилирование существующих учреждений с целью создания условий, максимально приближенных к семейным.— NM). Ситуация в специализированных учреждениях для людей с ограниченными возможностями в Молдове очень плохая. Мне сообщили о многочисленных грубых нарушениях прав человека. Главный вывод моего визита — деинституционализацию надо проводить незамедлительно, прямо сейчас.

Обычно власти говорят, что на это нет денег.

Есть ряд мер, которые можно предпринимать уже сейчас, бесплатно: остановить прием в подобные учреждения, провести проверку и выявить, какие люди, состоящие на учете в этих учреждениях, могут покинуть их.

Какие нарушения встречаются в РМ чаще всего?

Ситуация [в Молдове] так плоха, что нельзя прикрыть ее успехами, которых удалось достичь. С чем у вас хуже всего обстоят дела? У вас много разных проблем, и все запущенны. Я посетила различные интернаты в Молдове. Думаете, люди были рады тому, что показывали мне? Думаете, они были рады тому, что эти институты настолько большие? Это то, что нужно изменить радикально.

Какие механизмы ООН вы бы порекомендовали использовать молдавскому гражданскому обществу для того, чтобы улучшить ситуацию в сфере защиты прав людей с ограниченными возможностями?

Есть несколько способов проведения мониторинга прав людей с ограниченными возможностями. Молдова, подписав Конвенцию по правам людей с ограниченными возможностями, согласилась на то, чтобы создать национальный мониторинговый механизм. 33-я статья конвенции предполагает, что страна обязана проводить мониторинг соблюдения прав людей с ограниченными возможностями. Это может делать, к примеру, омбудсмен. Создание независимого механизма по мониторингу — это первый шаг, который Молдова должна сделать.

На основе чего ООН составляет свои рекомендации, которые впоследствии отправляет руководителям государств для улучшения прав людей с ограниченными возможностями?

Есть спецдокладчик ООН по этим вопросам, то есть я. Я провожу независимый анализ ситуации, составляю и направляю рекомендации. Гражданское общество может со мной связываться, говорить о нарушениях. Я, в свою очередь, сообщаю властям той или иной страны о нарушениях. Это конфиденциальный процесс. Я защищаю свои источники. Каждая страна направляет отчет в ООН о том, как соблюдаются права людей с ограниченными возможностями. Гражданское общество может отправить нам альтернативный отчет. В 2016 году ООН будет обсуждать отчет Молдовы. Также можно обращаться в офис ООН в Молдове, они помогут.

Можете поделиться хорошими практиками стран, где люди с ограниченными возможностями представлены в политике? В Молдове пока что только один человек с ограниченными возможностями был назначен на пост министра.

В мире есть даже премьер-министры с ограниченными возможностями, на уровне ООН есть послы, которые тоже представляют эту категорию людей. Продвижение людей с ограниченными возможностями на высокие посты — это вызов для всего мира. Но в Уганде, к примеру, существует по-настоящему большая квота для людей с ограниченными возможностями в парламенте. У них несколько людей с ограниченными возможностями в парламенте. Но, конечно, репрезентативность таких людей в политике — это обоюдный процесс. Они сами должны вовлекаться. ООН продвигает идею того, что ничего не должно решаться о нас и без нас.

А насколько люди с ограниченными возможностями, по-вашему, активны? Часто ли они посылают отчеты в ООН, связываются с вами?

Вы подвели меня к другому основному выводу, который я сделала по итогам визита в Молдову. Люди с ограниченными возможностями здесь неорганизованны, они мало где представлены. Я встречалась с гражданским обществом, со многими людьми, и я увидела только 4-5 людей с ограниченными возможностями. Это проблема. Люди с ограниченными возможностями должны заявлять о себе. Им нужно помогать создавать сильные организации. Правительство тоже должно инвестировать средства в это направление.

http://newsmaker.md/rus/novosti/katalina-devandas-agilar-situatsiya-v-moldove-tak-ploha-chto-nelzya-prikryt-ee-usp-17771