Украина и Румыния введут войска в Приднестровье?

Украина и Румыния введут войска в Приднестровье?

Крошечное Приднестровье, официально входящее в состав Республики Молдова, но считающее себя самостоятельным государством, нынешней весной возникло в речах даже политиков из Вашингтона и крупных чиновников НАТО.

Узкая полоса левобережья Днестра длиной всего пару сотен километров и около полусотни в поперечнике на сегодняшний день остается единственной безоговорочно лояльной России территорией в регионе. Президенты Украины и Румынии пообещали вернуть Молдове непокорный анклав. Военной силой?

За двадцать с лишним лет существования замороженного военного конфликта на Днестре в соседней Одесской области к приднестровцам, в целом, попривыкли. Экономическая ситуация в ПМР высокому уровню жизни никогда особо не способствовала, и граждане непризнанной республики часто находили более лучший заработок в Украине.

Однако год назад, одновременно с эскалацией напряжения на Донбассе, Украина ужесточила порядок прохождения таможенных постов. В первую очередь, это коснулось обладателей российских паспортов, коих в ПМР множество, – Россия достаточно легко раздавала на левом берегу Днестра свое гражданство.

Нынешней зимой в украинских и молдавских СМИ прошла информация, в которой проступила явственная уголовщина. Перед Новым годом пресс-служба миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине сообщила, что вследствие специальных мероприятий «нелегальный транзит сигарет из портов Одессы и Ильичевска в Приднестровье практически сведен к нулю». Поводом к данным – понятно каким – мероприятиям стало заметное превышение спроса на сигареты в  Приднестровье и количество уходящих туда табачных изделий. Куда «палочки здоровья» переправлялись оттуда — вопрос отдельный.

Чуть позже заговорили о предполагаемой причастности некоторых жителей ПМР к зимним терактам в Одессе: 27 января на одном из городских рынков задержали машину с молдавскими номерами и троих приднестровцев с гранатами и взрывчаткой. Как сообщили украинские журналисты со ссылкой на местное МВД, все члены преступной группы «сознались в причастности к одному из терактов на территории Одесской области», а кроме того, были «тесно связаны с руководством КГБ непризнанной Приднестровской Молдавской Республики».

И уже с начала февраля текущего года в пограничные отряды на усиление участка в 140 километров между Украиной и Приднестровьем было командировано около тысячи бойцов украинской Нацгвардии, вернувшихся из зоны боевых действий. На трассах, ведущих от пунктов пропуска, организовали дополнительные блокпосты.

В довершение картины обратим внимание на серию прошедших в апреле арестов активистов некоего пророссийского объединения, которые, по сообщениям прессы, планировали объявить о создании «Народного совета Бессарабии». (В дореволюционное время Бессарабия включала территории и Молдовы, и юга Украины.)

Собеседник, бывший министр обороны Республики Молдова Виктор Гайчук не нашел ничего неожиданного в действиях украинской стороны:

«Украина, конечно, беспокоится о том, что может получить удар из Приднестровья. Это очевидно: российские граждане, находящиеся в Приднестровье, могут проявить недовольство событиями в Украине и попытаться повлиять каким-то образом. Сколько их? Тысяча человек? Сто? Двести?.. Но такое возможно. Затем: в ПМР стоят российские военные, для украинцев Россия – агрессор, стало быть, они проявляют активность, укрепляют границу. Это объяснимо и нормально с точки зрения обеспечения безопасности».

Еще в конце прошедшей зимы «планы сотрудничества погранслужб РМ и Украины, которые подразумевают организацию совместных патрулей, а также функционирование совместных пограничных «контактных пунктов» на молдово-украинской границе» вызвали «беспокойство» властей ПМР, о чем заявил в интервью российским журналистам замминистра иностранных дел непризнанной республики Виталий Игнатьев.

По его версии, «проводя экспансию и усиливая свое присутствие, Запад стремится форсированными темпами перекроить под себя данное региональное пространство».

Однако в апреле произошел печальный инцидент, никак не связанный с геополитическими опасениями. Возле приднестровской деревни Новой Андрияшевки, которая граничит с селом Розаловка Раздельнянского района Одесской области, погиб житель ПМР. От пули. КГБ ПМР утверждает, что стрелял «украинский военнослужащий неустановленной ведомственной принадлежности». Госпогранслужба Украины эти обвинения отвергла и называла их «провокацией». Тем не менее, кровь пролилась.

В течение зимы и весны то и дело поступали сообщения о повышении концентрации военной техники на территории Одесской области. Какие-то из них находили подтверждения в сообщениях от украинского Минобороны: на черноморском побережье регулярно проводятся учения войск береговой обороны ВМС Украины и морской пехоты. Кстати, еще год назад, весной, интернет-паутину облетели фотографии противотанковых ежей на песчаных пляжах курортных зон Затоки и Каролино-Бугаз (часа два пути от молдавской границы).

В середине февраля нынешнего года очевидцы, а за ними и СМИ, разместили на своих страничках фотографии военной техники, замеченной на дороге Овидиопольского района и двигавшейся в сторону Затоки: БТР, трейлер с самоходной зениткой ЗСУ-23 «Шилка», бронетранспортер под флагом ВМС Украины, несколько военных грузовиков. Информации о том, следовали они на учения или, например, для охраны стратегически важного авто-железнодорожного моста в Затоке через устье Днестровского лимана, не поступало.

Примерно в то же время в Одессу стала прибывать новая техника с Запада: английские бронеавтомобили Saxon после капремонта. Для одесситов перестают быть диковинкой предупреждения о перемещениях по улицам города военных сил. Так, на середину мая намечены комплексные учения частей воздушного командования «Юг», и горожане уже в курсе, в каких районах может быть особенно шумно.

Сообщается также об учениях в Николаевской области и на Западной Украине, что относительно недалеко от Молдовы с точки зрения географических и природных факторов.

Разморозим или реинтегрируем!

В середине марта после киевской встречи на высшем уровне в ходе совместной пресс-конференции президент Украины Петр Порошенко и президент Румынии Клаус Вернер Йоханнис сообщили, что договорились о координации действий в отношении Приднестровья. По словам Петра Порошенко, было уделено «отдельное внимание событиям в Республике Молдова», а действия должны «способствовать размораживанию этого конфликта и помочь суверенной независимой Молдове восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион в Молдову».

То, каким образом удастся эффективно ввести ПМР в лоно молдавской государственности после двадцатилетних многосторонних переговоров, вызвало немало кривотолков. В связи с этим вспомнили об унионистских претензиях Румынии по отношению к Молдове. При этом Румыния – член НАТО и ЕС.

Молдавский политический аналитик, директор кишиневского Центра стратегических исследований и политического консалтинга «Politicom» Анатол Царану предрек довольно суровый сценарий: «Для Украины важно решить приднестровскую проблему, так как Приднестровье, считают в Киеве, представляет угрозу безопасности на юге страны. Более того, в Киеве полагают, что ситуация на востоке Украины развивалась по приднестровскому сценарию. Украинские пограничники и таможенники… додушат экономику Приднестровья. А заодно начнут блокаду российских войск. У ОГРВ до сих пор были проблемы с сухопутными поставками из России, а теперь им закроют и небо».

Кому поможет заграница?

В период кризиса Приднестровская республика на самом деле столкнулась с серьезными проблемами, в том числе, с задержками российской финансовой помощи. Но главным является вопрос того, насколько велика военная угроза, исходящая с территории ПМР.

Эту «тайну» нам без труда прояснил молдавский экс-министр обороны Виктор Гайчук: «ОГРВ, Оперативная группа российских войск, то есть, те военнослужащие российской армии, которые находятся в Приднестровье, немногочисленна. Это, плюс–минус, 500 человек в составе миротворческих сил: стоят на постах. Еще 500 человек охраняют склады в Колбасне, и 500 – комендантская служба в аэропорту Тирасполя. Круглым счетом, около полутора тысяч военных.

Поэтому говорить о какой-то крупной группировке, готовой куда-то наступать, просто смешно. Что касается численности собственного контингента ПМР, думаю, что она сопоставима с молдавской армией: около 7 000 человек. Так было в бытность мою министром обороны и едва ли произошли существенные перемены. Имеются и формирования, скажем так, добровольческого типа, не на постоянной основе, например, казаки. Я уверен, что там точно никто не собирается нападать. У них теперь совсем другие проблемы и другая головная боль», сказал он.

По его мнению, если принять к сведению крайне слабую военно-техническую оснащенность приднестровской армии, от ее опасности соседям, казалось бы, можно и отмахнуться. «И все же концентрация украинских подразделений вблизи границы с ПМР налицо. Российские и некоторые молдавские эксперты видят здесь западный след. Например, по мнению политолога московского Центра политической конъюнктуры Михаила Чернова, «разогрев ситуации связан с общей линией США на множественное военное обострение по всему периметру границ РФ», считает Гайчук.

Каким может стать это «военное обострение» при учете возможностей Национальной армии Молдовы, трудно себе представить. Нынешний министр обороны РМ Виорел Чиботару посетовал на недостаточный военный бюджет, один из самых низких в Европе: на вооружении «наследство» СССР и списанная техника натовских партнеров.

На том и строится риторика о военной помощи от соседей. Но даже если сделать поправку на не самую поражающую воображение мощь объединенного наступления, Приднестровью придется туго. Припомним еще раз о членстве Румынии в НАТО и американских военных советниках в Киеве.

Размер имеет значение

Главной проблемой приднестровцев военный эксперт Виктор Гайчук видит отнюдь не «растянутость» ПМР на карте, а его потенциально возможную блокаду.

«Учитывая специфику данного региона, противостоять военному вмешательству Приднестровье будет под лозунгом «Пришли оккупанты, спасайся!», и тогда включится все население, сколько их там есть: полмиллиона или меньше, но стотысячная армия будет сразу. Все мужское население встанет под ружье, потому что они воспримут это как оккупацию. И продолжаться противостояние может очень долго – как в Донбассе.

Но армии-то там вообще не было, опыта не было, а здесь в наличии готовые структуры: есть МВД, есть армия, есть ополчение, есть казаки и т.д. Единственное слабое звено для приднестровцев – тыловое обеспечение.

Если, скажем, в военном конфликте начала 90-х годов можно было через территорию Украины из России делать поставки, то теперь этот вопрос даже для меня неразрешим. Каким образом Российская Федерации окажет им помощь? Я предполагаю, что воздушным путем, но если Украина и воздушное пространство закроет, то очень сложно сказать, как выходить из положения. Блокадного положения! С одной стороны Украина, с нашей – Румыния. Они блокируют воздушное сообщение, железнодорожное и любое другое. И все!»

Нужно ли России в столь безнадежной ситуации продолжать поддержку крошечного анклава, полностью отделенного и достаточно отдаленного от ее территории? Не раз возникали разговоры, что Россия больше не намерена «кормить малого братца». По мнению Виктора Гайчука, Москва так просто Тирасполь не оставит.

«Стратегически важна не ширина или иной размер, хотя каждый клочок земли имеет значение для любого государства. Стратегически важно присутствие здесь хотя бы одного солдата российской армии. Несомненно, для Российского государства иметь партнера в лице Приднестровья – плюс. Это как Куба у берегов Америки: небольшой остров, но США всегда чувствовали здесь себя неуютно.

Надо ожидать действий, причем очень жестких, со стороны РФ. Не исключен вариант «Одесса – Тирасполь»… Вы понимаете, о чем я говорю? Не станет затруднительным высадить десант в Измаиле, в Одессе или в другом городе на побережье, медленно пойти танками и дойти до… Чтобы принудить к миру, как уже бывало».

Этот сценарий Виктор Гайчук назвал «диким и безумным» и отметил, что «если разумно рассуждать, то ни Украина, ни Румыния применять военную силу в Приднестровье и Молдове не будут».

Какие бы планы не вынашивали партнеры и оппоненты Молдовы на международной арене и сколь бы не позиционировала себя ПМР в качестве независимой страны, официальный Кишинев неизменно подчеркивает, что Приднестровье входит в состав Республики Молдова, и к нему применяется молдавское административно-территориальное деление. Соответственно, внешнее вторжение на левый берег окажется вторжением в Молдову.

Пока же, как и в течение прошедших двух десятилетий, с усталым постоянством молдавские политики требуют вывода российского контингента из ПМР и его замены на гражданскую наблюдательную группу. Как и двадцать лет назад, российский контингент несет службу в ПМР, правда, в 2014 году 40 военным молдавские власти отказали во въезде. Об экономической блокаде Тирасполь говорит давно. Началась военная?

http://haqqin.az/news/44837

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *