Война нервов Плахотнюка и Запада!

Война нервов Плахотнюка и Запада!

Плахотнюк навязал Западу войну нервов по своим правилам. Но времени у него немного, и оно все равно работает против него. В условиях, когда Плахотнюк рискует оказаться в эпицентре идеального шторма, ему надо срочно идти на досрочные выборы, пока еще есть возможность их фальсифицировать, и пока на Западе не выдана окончательная лицензия на его «отстрел».

У политического кризиса в Молдове есть одна важная подспудная пружина — война нервов олигарха Влада Плахотнюка и Запада.

На Западе считают, что в развале Альянса за европейскую интеграцию виновата Демократическая партия, которая проголосовала за отставку правительства Валериу Стрельца вместе с социалистами и коммунистами. К голосованию двух последних за вотум недоверия у западников претензий нет — оппозиция, она и есть оппозиция. А к демократам есть.

После публикации в августе знаменитой статьи Турбьерна Ягланда и с началом акций протеста Гражданской платформы «Достоинство и правда» в сентябре Запад вел дело к управляемому переформатированию «проевропейской» власти в Кишиневе. Статья генсека Совета Европы и была планом действий, в котором четко обозначены цели и методы их достижения — очищение «захваченного государства» от пагубного влияния олигархов, реформы в юстиции, правильное исполнение Соглашения об ассоциации с ЕС.

Альтернативный протест, который начали в октябре Партия социалистов и «Наша партия», в представлении Запада, был «неправильным» и излишним, но он еще не ломал нарисованный западными бюрократами и дипломатами сценарий. Фатальным двойным ударом по нему стал арест Влада Филата и отставка правительства Валериу Стрельца. Запланированное плавное переформатирование «проевропейской» власти провалилось. Западу пришлось столкнуться в Молдове с новой реальностью, главной чертой которой стала полная неопределенность.

Плахотнюк знает, что он приговорен Западом. Когда западники говорят о «захваченном государстве» в Молдове, они знают и ответ на вопрос «Кем?». Имя Плахотнюка может не называться, но речь идет о нем. Устранить факторы, которые способствуют захвату государства, значит устранить Плахотнюка. Освободить Молдову от «захвата» значит освободить ее от этого самого олигарха. Плахотнюк может рассказывать западникам басни о том, что он уже не занимает никаких должностей в государстве и Демократической партии, что он просто частное лицо, но ему не верят и не доверяют.

Юридически позиции Плахотнюка пока прочны. Формально, он не нарушал никаких законов даже в Молдове, и тем более он старается не нарушать их в ЕС или США. Если американцы и европейцы решат прибегнуть к каким-то мерам принуждения в отношении Плахотнюка, то это будет политическое, а не правовое решение. На фоне всех подонков, террористов, диктаторов, наркодилеров, торговцев оружием и прочих негодяев, с которыми Западу приходится иметь дело по всему миру, Плахотнюк выглядит вполне приличным мелким буржуа. Когда кругом идут войны, Европа стонет под наплывом мигрантов, в Париже полиция вступает в бой с террористами, кому какое дело до того, что какой-то там Плахотнюк захватил маленькое европейское государство? Он же не убивает молдаван — так чего же особенно переживать?

Конечно, Запад при первой же возможности «сольет» Плахотнюка, но на сегодняшний момент тот создал в Молдове такую неразбериху, что преодолеть ее без него невозможно. Ситуация дестабилизирована, правительства нет, избрание президента под угрозой, социально-экономическое и финансовое положение ухудшается с каждым днем, досрочные выборы парламента становятся все более реальными. Все нервничают, плохо понимают, что происходит, пытаются как-то разрулить кризисную ситуацию. В ответ со стороны Плахотнюка — гробовое молчание. Пару месяцев назад с перерывом в несколько дней он сделал две записи в своем Фейсбуке. Одна — «я не исключаю досрочных выборов», вторая — «надо сохранить проевропейский курс». Захочу — пойду сюда, захочу — туда. Все понимают, что эти дороги ведут в разные стороны, но с тех пор он молчит и не говорит, по какой пойдет.

Кризис, который спровоцировали демократы, довел Запад до того, что он перестал употреблять термин «проевропейская власть Молдовы», потому что, благодаря «успехам» АЕИ, слово «проевропейский» стало матерным. Бренд «проевропейского курса», «евроинтеграции» протух и дурно пахнет. Бывший еврокомиссар Штефан Фюле не просто оговорился, когда, театрально поднимая руки и закатывая глаза, бросил кишиневским «проевропейцам» обвинение в том, что он уже не понимает, что такое «проевропейское правительство» в Молдове. Это общая позиция западников — не говорить больше о «проевропейской» власти в Кишиневе, делая упор на реформы, искоренение коррупции, повышение благосостояния людей. В новой редакции Европейской политики соседства, представленной на этой неделе в Брюсселе, Молдова вообще не упоминается ни разу, ни как «проевропейская», ни как вообще хоть какая-то страна. Главным приоритетом этой политики объявлена «стабилизация соседей» (!). Удержать бы от дальнейшего развала и скатывания в хаос и войну то, что есть, тут уже не до «проевропейских» мечтаний проворовавшихся кишиневских политиканов.

Сейчас все усилия Запада в Молдове направлены на то, чтобы не допустить досрочных выборов, потому что приход к власти партий, которые на Западе считают «пророссийскими» — это для него красная линия, которую ни в коем случае нельзя пересекать. Чтобы не допустить выборов, надо избрать президента, а это невозможно без Плахотнюка.

В противостоянии ЛДПМ с ДПМ симпатии Запада на стороне либерал-демократов. Запад хотел бы восстановить в какой-то форме АЕИ. Условия, которые выдвинула для участия в новой коалиции ЛДПМ, близки по духу Западу, и наверняка были согласованы с ним перед тем, как Стрелец предал их огласке. Но выполнение этих условий разрушает всю систему «захваченного государства», и Плахотнюк не может с этим согласиться. А без договоренности ДПМ с ЛДПМ никакой реинкарнации АЕИ не будет. Партии Михая Гимпу и Юрие Лянкэ в этом спектакле исполняют роль подтанцовки, они согласятся с любой договоренностью демократов и либерал-демократов. Но пока нет никаких признаков того, что они сумеют договориться.

На таком фоне лидер Партии коммунистов Владимир Воронин не просто так выступил с идеей создать левоцентристскую коалицию ДПМ-ПКРМ-ПСРМ, которая утвердила бы правительство, избрала президента и устранила бы угрозу досрочных выборов. ПКРМ действует в соответствии с «нарядом», полученным от Плахотнюка. Социалисты категорически отвергают альянс с ДПМ и ПКРМ и настаивают на досрочных выборах. Не исключено, что Воронин и Плахотнюк, каждый по своим каналам, пытаются давить на Игоря Додона, в том числе в Москве. Мол, мы прямо сейчас, без выборов, отказываемся от «евроинтеграции», повлияйте на этого Додона, чего он сопротивляется? Два жулика заигрывают тут с западниками, там с россиянами, одним обещают прекратить «евроинтеграцию», которой и так в природе не существует, других пугают мифической «русской угрозой», всех хотят обмануть и развести, лишь бы Плахотнюк продолжал и дальше всем рулить в Молдове. Но кто поверит в гарантии олигарха из ДПМ и его «сиамского близнеца» из ПКРМ? Кого еще не обманывали и не «кидали» эти наперсточники от кишиневской политики?

Рано или поздно западники все равно уберут Плахотнюка. Он это знает. И они знают, что он знает. Все все знают, и пытаются друг друга обыграть в этой позиционной борьбе, в которой Плахотнюк тянет время и уклоняется от окончательного выбора какого-то однозначного решения. Плахотнюк пока еще нужен западникам, чтобы избрать президента. Он давит на их больную мозоль: «Если не я, то Путин. Выбирайте!». Пока западники вынуждены его терпеть, но когда-то их терпение лопнет.

Плахотнюк навязал Западу войну нервов по своим правилам. Но времени у него немного, и оно все равно работает против него. В условиях, когда Плахотнюк рискует оказаться в эпицентре идеального шторма, ему надо (прошу прощения за каламбур) срочно идти на досрочные выборы, пока еще есть возможность их фальсифицировать, и пока на Западе не выдана окончательная лицензия на его «отстрел». По-моему, это элементарно.

 

http://www.pan.md/blog/voyna-nervov-plahotnyuka-i-zapada