Жертвы ради реформ

Жертвы ради реформ

Разоблачения в банковском секторе, обесценивание лея и падение роста экономики подорвали доверие граждан и зарубежных партнеров к молдавским властям. Премьер-министр Кирилл Габурич  после скандала с его дипломом о высшем образовании подал в отставку. Евросоюз пригрозил Молдове приостановкой финансовой помощи. Молдова оказалась на краю пропасти.

Valerii-Strelets-190815-(1)

 

Вновь образованный правящий Альянс правых сил стал искать нового премьера. Найти кандидата, готового получить «самоубийственную» должность, оказалось непросто. После долгих переговоров 30 июля на должность премьера был назначен депутат от Либерально-демократической партии Молдовы Валерий Стрелец. Новый премьер-министр сразу же взялся за дело и сделал несколько серьезных заявлений. Он объявил о необходимости ликвидировать три проблемных банка, о желании возобновить переговоры с МВФ и о перезагрузке отношений с Россией.

В интервью для allmoldova новый премьер-министр Валерий Стрелец рассказал о том, как намерен бороться с коррупцией в стране и почему согласился занять высокий пост.

Человека, который  согласился на пост премьера в это непростое для Молдовы время, называют «камикадзе». Что побудило вас занять высокий пост?

Время действительно непростое. Молдова сейчас проходит сложный период. Главное, что подтолкнуло принять это предложение — чувство ответственности и уважение к решению коллег по партии. Но на первом месте, конечно, ответственность.

Я был участником всех этапов, через которые с 2007 года прошла Молдова, а политикой активно занимаюсь с 2009 года. Я приложил душу, чтобы в Молдове произошли столь ожидаемые сдвиги. В условиях, когда уже начались подвижки, но изменения продолжают оставаться под вопросом, когда им грозит опасность, а поставленные цели могут быть не достигнуты, в таких условиях чувство ответственности — превалирующее чувство. Вот, почему мои коллеги из Правительства и я, коллеги из Альянса, находящиеся в Правительстве и в Парламенте, остаемся у власти и искренне готовы к изменениям и реформам.

Раз мы заговорили о ваших коллегах, хотелось бы узнать, установился ли мир в Альянсе? Настолько я понимаю, премьер — это, скорее, техническая должность. Без политической поддержки со стороны он не может предпринимать серьезные шаги. Появились ли сейчас благотворные условия для работы Правительства?

Сегодняшний Альянс — результат политических переговоров. Говорить о мире, любви или других благородных чувствах в рамках политических союзов сложно.

Они обычно создаются как фундамент для достижения совместных политических целей и для установления принципов, необходимых для взаимодействия. Альянс был необходим для установления политического большинства, в ином случае мы бы получили тотальное блокирование работы системы с непредсказуемыми последствиями. В этих условиях было образовано Правительство. И сейчас у Альянса общая ответственность за управление страной.

Премьер-министр — это не только техническая должность. Разумеется, решения я буду координировать с коллегами по Альянсу, но собираюсь настаивать, чтобы важные решения, принятые в рамках Программы Правительства, не затягивались.

Я принимал непосредственное участие в разработке Программы, она действительно стоящая. Буду настаивать, чтобы ее претворили жизнь и не оставляли приоритетные реформы на последний год или даже месяц мандата. Главные реформы мы будем продвигать с самого начала.

Valerii-Strelets-190815-(3)

В New York Times вышла статья Генсека ЕС Турбьёрна Ягланда. Будем говорить откровенно: европейский чиновник такого высокого ранга недоволен политикой Молдовы и предсказывает нашей стране мрачное будущее, если власти не примут срочных мер. Турбьёрн Янгланд напрямую требует, чтобы в Молдове наказали тех, кто участвовал в банковских аферах, навели порядок в финансовом секторе, сняли иммунитет с депутатов, увеличили независимость прокуроров, ликвидировали монополию СМИ и т. д. Что из этого будет сделано, чтобы выполнить «пожелания» генсека?

Мнение господина Ягланда для нас очень важно. Но, полагаю, оно сформировалось по инерции, которая стала результатом свободы слова и критики, которая иногда не имеет оснований, а, порой, служит для атаки на конкретного человека.

Тем не менее, сигналы, которые он послал, слово в слово совпадают с нашей Программой Правительства, где первая и вторая главы посвящены борьбе с коррупцией и реформам юстиции. Пункты, перечисленные господином Янгландом, лишь часть нашей Программы, в которую включен  целый комплекс мер по борьбе с коррупцией: запуск национальной системы неподкупности, принятие закона о прокуратуре и иммунитете судей, проверка имущества, борьба с незаконным обогащением и т. д. Все это есть в Программе. Также, уже вступило в силу немало хороших законов для борьбы с этим феноменом, только их исполнение хромает. Речь идет, например, о поправках, разрешающих без санкции Высшего совета магистратуры возбуждать уголовные дела в отношении судей, подозреваемых в коррупции. Поэтому первоочередная задача Правительства — заставить работать уже принятые законы. Кроме того, Центр по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией представит в ближайшие недели новую концепцию стратегии  борьбы с коррупцией на время действия Правительства с 2015 по 2018 год.

Я сам, и без послания господина Янгланда, с первых же дней работы нового Правительства конкретными действиями продемонстрировал, что мы хотим в Молдове настоящих перемен, макрофинансовой и макроэкомической стабилизации, реальной реформы в юстиции, борьбы с коррупцией. Так рассчитываем восстановить доверие граждан к Правительству и рассеять сомнения внешних и внутренних инвесторов: в Молдову можно инвестировать и получать результаты. Вместе с коллегами из Правительства и Альянса настроен изменить ситуацию. Надеюсь, это нам удастся.

Для макрофинансовой и макроэкомической стабилизации как никогда необходима помощь внешних партнеров и доноров. Вы заявили, что намерены начать переговоры с МВФ. Есть ли шанс возобновить с ними отношения?

У Молдовы должно быть соглашение-меморандум с МВФ. Это абсолютно реально. Мы отправили приглашение представителям МВФ. 22 сентября в Молдову прибудет миссия валютного фонда. Уже принимаются меры, о которых говорил Фонд. В первую очередь, речь идет о конкретных действиях в банковском секторе. В конце концов, я нашел общий язык с Нацбанком, и мы определили план действий. Ждем, что после ликвидации трех банков в Молдову придут международные банки с безупречной репутацией,  банковская система будет перезапущена и это создаст условия для роста экономики.

МВФ настаивает на борьбе с коррупцией и реформе юстиции. Мы тоже заинтересованы, чтобы эти меры не оставались на бумаге. МВФ говорит о необходимости реформ публичной администрации, в энергетическом секторе и в социальной сфере. Это меры, которые необходимо принять в долгосрочной перспективе. Уверен, мы предложим свое видение действий, откроем двери и для других партнеров по развитию, потому что действия МВФ — это показатель для всех остальных.

Вы заявляли, что намерены пересмотреть отношения не только с западными партнерами, но с восточными. Я имею в виду Россию.

В отношениях с Россией есть некоторое недопонимание. И, возможно, платформа для общения требует перезагрузки.

С одной стороны, Российская Федерация понимает, что главное направление Молдовы в сторону европейской интеграции не будет изменено. С другой стороны, с тех пор, как Молдова подписала Соглашение об ассоциации и свободной торговле с ЕС, т.е. прошел почти год, и никаких драматических изменений для России не произошло.

Да, нам нужно изменить отношение к России и к российскому рынку. Мы должны уважать требования и стандарты качества продукции. Нужно продемонстрировать открытость и перезаключить соглашения, которые продолжают действовать между нашими странами.

Мы заключили Договор о зоне свободной торговли со странами СНГ. Молдова и Россия — члены ВТО. В таких условиях неэффективно выдумывать мотивы для эмбарго на ввоз нашей продукции.

Соответственно необходимо использовать весь функционал внутреннего и внешнего законодательства и подписанные соглашения для стабилизации и установления корректных отношений.

Я пригласил премьер-министра России Дмитрия Медведева посетить Молдову, чтобы представить ему видение нового Правительства, у которого есть ясная позиция и которое сегодня пользуется поддержкой большинства в молдавском Парламенте. Надеюсь на изменение отношений.

Как только вы стали премьером,  сразу посетили Гагаузию. Стоит ли ждать поездки в Приднестровье?

Это сложно обещать, ведь нашим официальным лицам запрещено находиться на территории Приднестровья. При этом приднестровские чиновники и официальные лица, когда им хочется, пьют кофе в Кишиневе на террасе гостиницы «Кодру». На мой взгляд, это ненормальная ситуация.

Да, переговоры с приднестровской стороной должны состояться. Сейчас ведутся переговоры в формате основных сторон. Сейчас для Приднестровья сложились хорошо обозначенные предпосылки и этапы для реинтеграции.  Думаю, точкой для начала этого процесса должно стать ясное видение того, что подразумевается под особым статусом, который мы так долго обсуждаем.

27 августа Молдова отмечает День независимости. Как вы проводите этот день и что хотите пожелать гражданам в канун праздника?

Я, как официальное лицо, обязательно участвую в церемонии возложения цветов и присутствую на официальных торжествах, а потом провожу 27 августа в кругу семьи: мы выходим в город. В этом году не знаю, получится ли. Ожидается много событий. Скорее всего, моя семья пойдет гулять без меня.

Хочу пожелать нашим гражданам, чтобы они мобилизовались. Будьте оптимистами, верьте в будущее Молдовы. Верьте, что жертвы, которые были сделаны ради реформ, принесут свои плоды. Их проводят  не только для того, чтобы убедить наших партнеров и другие страны в добром имени Молдовы, но и для того, чтобы обеспечить нам всем достойную жизнь в 21 веке.

http://press.try.md/item.php?id=153400

Related Articles